Главная / Новости / 25 сентября 2014 г. ИСЭПН РАН провел международную научно-практическую конференцию "Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы"
17 Октября 2014

Темы конференции:


Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы

Пенсионная система глазами участников конференции «Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы»

 

Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы

О тенденциях и перспективах динамики доходов, расходов и сбережений населения России говорили участники конференции, организованной ИСЭПН РАН и Отделением общественных наук РАН.

В центре внимания участников конференции «Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы» были финансовая грамотность населения, изменения в налоговой политике государства, динамика благосостояния населения России в кризисный и посткризисный периоды , пенсионная реформа, доверие населения к финансовым институтам и экономической политике государства. ОА: хорошо бы упоминать слово «прогноз» (уровня благосостояния, доходов разных социальных групп – так как всем интересно, что будет)

Конференция «Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы» состоялась 25 сентября 2014 г. в здании Президиума РАН. Организатор - Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН при участии Отделения общественных наук РАН, а также при поддержке Комитета по социальной политике Совета Федерации ФС РФ, Всероссийского Центр уровня жизни, Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам, Агентства по страхованию вкладов, АНО Совет по вопросам управления и развития и благотворительного Фонда социального развития.

Доклады практически всех участников конференции касались социальных проблем. Это, по словам первого заместителя генерального директора Всероссийского центра уровня жизни Н.П. Пашина, придавало ей особую значимость.

«Я думаю, вы прекрасно понимаете, что и минимальный прожиточный минимум, который сейчас повышен до 8192 р., и минимальный размер оплаты труда, и многие другие вопросы, связанные с распределительными отношениями, пенсионным обеспечением и с социальной поддержкой – это вопросы, от которых зависит жизнь практически каждого человека», - сказал, открывая конференцию, директор ИСЭПН РАН В.В. Локосов. Тема конференции выбрана не случайно. Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН постоянно обращается к проблематике расходов и доходов, потребностей и уровня потребления, финансовой обеспеченности россиян. Продолжает анализ этих вопросов недавно вышедшая коллективная монография «Народонаселение современной России: возможности и риски».

«Своеобразный передел собственности, который произошел в России в 90-е годы, определил ту социальную реальность, в которой мы существуем сегодня, и тот уровень и качество жизни, которое сейчас есть», - отметил В.В. Локосов. Но сейчас к этим реалиям добавился новый внешнеполитический аспект, подчеркнул директор ИСЭПН РАН: «Все прогнозы, с которыми мне довелось ознакомиться, говорят о том, что в ближайшей перспективе цены будут расти, а доходы населения - сокращаться. Вы понимаете, что предстоящее «затягивание поясов» в условиях сложившегося в обществе социального конфликта может привести к усилению социальной напряженности».

«Социально-экономические трансформации имеют очень серьезные последствия в виде чудовищной поляризации и дезинтеграции общества, от которых мы не можем отстраниться», - отметила в своем докладе и основатель ИСЭПН, советник РАН, член-корреспондент РАН Н.М. Римашевская. Она подчеркнула, что «в результате этих процессов Россия разделилась на две части, неравные и по количеству, и по качеству, которые не только не понимают друг друга, но и противостоят друг другу, расходясь все дальше».

Количество бедных людей и людей с высокими доходами в России примерно одинаково – по 10 % от общей численности населения. При этом разница в доходах этих групп, согласно официальной статистике, доходит до 17 раз. Для сравнения, в странах Европы этот показатель не превышает 7. Ожидается, что в 2014 году людей, оказавшихся за чертой бедности, в России будет уже 20 миллионов человек. И это нельзя связывать с недавним увеличением прожиточного минимума. «Произвольное изменение этой величины не может решить проблему бедности», подчеркнула Н.М. Римашевская.

«Я думаю, что у нас сегодня мало внимания уделяется оценке общества с точки зрения его дифференциации, его различий» - отметила Н.М. Римашевская. «Средний показатель уровня заработной платы, средний доход или средний уровень ВВП на душу населения при разнице в уровне доходов в 17 раз надо обязательно сопровождать индикаторами дифференциации, иначе они не могут правильно восприниматься», - считает исследователь. «Это замечание делаю специально, чтобы не довольствоваться тем, что у нас, например, растёт средний размер оплаты труда, или средний доход, но у каких групп, слоев населения, не ясно. Вот это постоянно надо иметь в виду», - сказала Н.М. Римашевская.

Если говорить о бедности, то исследования показывают, что есть, по крайней мере, 4 группы факторов, которые обусловливают уровень бедности в России, отметила Н.М. Римашевская, а именно:

  • Экономически факторы (доходы и расходы, обеспеченность работой и т.д.) - 45%
  • Социальная бедность (пенсионеры и инвалиды) – 20%
  • Демографическая бедность (многодетные и неполные семьи) – 30%
  • Молодежная бедность (студенты, молодые специалисты) – 5%, причем, в будущем доля этой группы будет возрастать, так как доступность образования снижается.

Усиление дифференциации является основой формирования узловых социально-экономических проблем в обществе. Но есть сфера, в которой ученые, напротив, выступают за возможность увеличения разницы в получаемых доходах. Это пенсионное обеспечение.

«Из-за уравнительного подхода при начислении пенсий наблюдается очень резкое сокращение доходных различий, фактически они сокращаются в 6-7 раз по различным показателям» - отметила в своем докладе на конференции «Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы» первый заместитель председателя Комитета ГД по бюджету и налогам О.Г. Дмитриева. По словам депутата, «если в целом по населению стратегия должна быть направлена на сокращение доходных различий, то с точки зрения продумывания пенсионного алгоритма, учета заработка, стажа и разработки шкалы социальных взносов нужно идти к большей дифференциации в доходах на пенсии». Иначе система лишает людей стимулов к легальному труду и заработку.

Оксана Дмитриева познакомила участников конференции с результатами исследований, согласно которым покупательная способность пенсионеров в 2013 году по сравнению с предпоследним советским 1990 годом значительно снизилась, к примеру, по хлебу почти в 9 раз, по мясу - в полтора раза. При этом если из современной пенсии вычесть расходы на ЖКХ и некоторые другие услуги, то оценка платежеспособности пожилых людей по абсолютной покупательной способности станет еще ниже. Соотношение пенсии и прожиточного минимума на конец советского периода составляло 2,37, а самый высокий современный показатель в 1,8 был зафиксирован в 2012 году и затем постепенно стал снижаться.

При выходе на пенсию у человека меняется состав расходов. Считается, что пенсионер уже вырастил детей и у него снижается коэффициент семейной нагрузки, а также он уже обеспечен жильем, и у него нет расходов, связанных с его приобретением. Исходя из этого, сегодня рассчитывается коэффициент замещения – показатель, отражающий отношение средней пенсии к средней заработной плате. Но, по словам О.Г. Дмитриевой, у пенсионеров увеличиваются другие расходы, связанные с лечением, организацией ухода, и происходит это даже при хорошей системе медицинского обслуживания.

Каким должен быть коэффициент замещения, чтобы уровень жизни пенсионеров резко не сокращался по сравнению с тем, как они жили, пока работали? «Мы делали различные расчеты по потребительским бюджетам, - говорит Оксана Дмитриева, - и если предполагается, что человек с уходом на пенсию не должен переходить в другую социальную группу по доходам, то коэффициент замещения не может быть меньше 50%». При этом, отметила депутат, расходы, связанные с медицинским обслуживанием, должны осуществляться по линии обязательного медицинского страхования, а не за счет потребительского бюджета самого пенсионера.

По доле ВВП, которая расходуется на пенсии, Россия вышла на средние показатели по ОЭСР. Почему же тогда у нас такой низкий коэффициент замещения? Кроме того, по словам О.Г. Дмитриевой, сегодняшние реалии таковы, что «номинальные расходы на пенсионное обеспечение и возможность роста реального уровня жизни пенсионеров полностью нейтрализуются в два раза более низким, чем в ОЭСР, уровнем государственных расходов на здравоохранение». «Для нас, с учетом доли реальных расходов пенсионеров на здравоохранение, коэффициент замещения даже трудно посчитать», - отметила эксперт. И это подтверждается исследованиями социологов, которые выделяют бедность по доходам и бедность «условную», когда доходы домохозяйств таковы, что болезнь кого-либо из членов семьи сразу переводит домохозяйство в разряд бедных.

«После 70-75 лет резко возрастают риски заболеваний с катастрофическими последствиями, которые я называю «пылесосы» семейных финансовых ресурсов», - сказал заместитель генерального директора НИИ труда и социального страхования Минздравсоцразвития России В.Д. Роик. На уход и дорогостоящее лечение тратятся все ресурсы, которые человек мог в принципе накопить. «Поэтому вторым компонентом, который нужно вводить сейчас в пенсионную систему, является медицинское страхование пожилых людей, а третьим - оздоровление пенсионеров и уход за теми, кто в этом нуждается», - предложил эксперт.

Большое внимание в докладах участников конференции «Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы» было уделено пенсионной системе и ее реформе. Самое большое достижение XXI века – рост продолжительности жизни по всему миру, вызывает тревогу у специалистов в области пенсионного страхования. Как отметил в своем выступлении заместитель генерального директора НИИ труда В.Д. Роик, «в 50-х – 60-х годах прошлого века мужчины жили на пенсии в среднем 6 лет, а женщины – 12-15. В настоящее время эти величины удвоились, а к 30 году они утроятся». Это мировая тенденция. И молодежь в своих финансовых стратегиях должна сегодня учитывать, что рост доли пожилых людей в составе населения планеты происходит на фоне резкого сужения платформы трудовой деятельности по всему миру. По сути, о том, какой будет их старость, люди должны иметь представление уже на пороге осмысленной трудовой деятельности. Еще одна цитата из доклада В.Д. Роика: «Это будет не просто нищая старость, это будет беспросветная нужда, причем не в 60-70 лет, а гораздо раньше».

Необходимость повышение финансовой грамотности населения отмечали многие эксперты. Например, говоря о сегодняшней конфигурации системы пенсионного обеспечения в России, помощник члена комитета Государственной Думы по финансовом рынку Т.Ю. Куликова подчеркнула, что люди должны теперь несколько раз делать в ней выбор. Во-первых, выбирать приходится между накопительной и страховой системой и чисто страховой, а во-вторых, человек сам принимает решение – выходить на пенсию или продолжать еще какое-то время работать. Этот выбор надо делать осмысленно, но из-за сложности заложенных в пакет пенсионных законов конструкций люди не в стоянии самостоятельно в них разобраться и вынуждены ориентироваться на мнение разного рода экспертов.

«Мнение экспертов зачастую ангажировано, они лоббируют интересы финансовых посредников, в первую очередь негосударственных пенсионных фондов и управляющих компаний, заинтересованных в сохранении обязательного накопительного элемента. Развязана настоящая информационная война, и через СМИ вбрасываются мифы, которые люди, не понимая, пересказывают друг другу. Эксперты же умышленно рассказывают лишь о какой-то одной стороне, деталях пенсионной реформы, о других специально умалчивают. Нередко высказывается откровенная ложь. Тем самым картина реальности у населения искажается», - считает Т.Ю. Куликова. Острый вопрос – провал обязательного накопительного элемента в пенсионном страховании, уже продемонстрировавшего свою неспособность защитить пенсионные накопления от обесценивания инфляцией. По словам Т.Ю. Куликовой, сегодня социальный блок Правительства РФ выступает за отмену накопительной системы в рамках обязательного пенсионного страхования, так как она, не обеспечивая доходов будущим пенсионерам, отвлекает средства, и государству приходится из бюджета компенсировать выпадающие доходы Пенсионного фонда.

По данным директора актуарных расчетов и стратегического планирования Пенсионного фонда РФ А.К. Соловьева, ситуация с доходами тех, кто решит отсрочить свой выход на пенсию, не столь однозначна: «потери работающих пенсионеров в правах составляют 300 млрд. рублей в год». Совокупность разнообразных факторов, определяющих размер будущих пенсий, приводит его к пессимистическому прогнозу: «Пенсионеры 2030-х – 2040-х годов будут с тоской вспоминать, как счастливо жили пенсионеры в 2010-х годах». Официально минимальная пенсия по старости сохранена, но мало того, что она ниже, выплачивать ее будут с отставанием на 5 лет, а при нашем сроке дожития – это приличный срок», - отмечает эксперт.

Будущие пенсионеры должны помнить про три ключевых (минимально необходимых) норматива новой конфигурации пенсионной формулы в России, - говорит профессор Российского государственного социального университета В.Г. Павлюченко:

  • 15 лет – минимальный страховой стаж
  • 30 лет - обязательный индивидуальный пенсионный коэффициент
  • 2 МРОТ - минимальная сумма, с которой должна производиться уплата страховых взносов

«Если не проследить за этими тремя нормативами, - предупреждает эксперт - примерно 40% теперешнего трудоспособного населения может оказаться вне страховой системы и стать получателями лишь совсем мизерной социальной пенсии». «Надо широко информировать людей о невозможности невыполнения этих нормативов, если они хотят получать 2.5-3 прожиточных минимума, участвуя в будущей пенсионной системе. Надеюсь, она будет работать, несмотря на множество ее недостатков», - подытожила свое выступление профессор В.Г. Павлюченко.

Член Комитета ГД по финансовому рынку, академик РАН Б.С. Кашин основной тезис своего выступления сформулировал таким образом: сегодня для населения России объективно лучше минимизировать объемы и долгов, и накоплений. Система управления, сложившаяся в стране, дестабилизирует денежную политику, и может сделать тяжелой обузой для рядовых граждан как кредиты, так и мысли о том, как сохранить накопления, отметил он. Базовые решения принимаются волюнтаристским образом, - отметил эксперт

Как в этих условиях ведет себя население России? «Сокращает расходы и оптимизирует состав продовольственной корзины», - характеризует потребительское поведении россиян Президент исследовательского холдинга РОМИР А.В. Милехин. Эксперт отметил резкое снижение индекса экономической надежды у россиян. Большинство жителей страны не видит будущего российской экономики. Проблема в том, что до населения не доведена какая-либо программа экономического развития. Люди находятся в состоянии неуверенности, подсознательно уменьшают свои затраты, в том числе на товары повседневного спроса.

Индекс покупательской активности РОМИР измеряет с 2007 года. Каждый год уровень затрат домохозяйств рос, опережая и рост цен, и уровень инфляции. Так было до октября 2013 года. Именно тогда, еще до кризиса на Украине и международных санкций, индекс покупательской активности начал снижаться.

В России почти 40% (цифра в разные годы составляет от 37 до 39%, но принципиально не меняется) населения половину продуктовой корзины производит самостоятельно, выживает за счет частного огорода, сада, приусадебного хозяйства. По данным РОМИР, 70% домохозяйств занимаются консервированием не в качестве хобби, как это принято на Западе, а для того, чтобы прокормить себя и свою семью в зимний период. В этих цифрах – и наша нищета, и наши проблемы, и наша неуязвимость, подчеркнул Андрей Милехин.

Заместитель директора ИСЭПН РАН О.А. Александрова процитировала слова Президента РФ В.В. Путина на прошедшем недавно заседании Госсовета РФ, где он отметил, что сейчас важно использовать такое конкурентное преимущество России, как емкий внутренний рынок. Развивая этот тезис в своем докладе, О.А. Александрова убедительно доказала, что в России сегодня необходимо разрабатывать и внедрять систему мер, направленных на создание эффективного массового платежеспособного спроса, как это сделано в странах с социально ориентированной экономикой. В частности, она привела результаты исследований, ранее проведенных в ИСЭПН РАН и представленных на заседании Президиума РАН еще осенью 2007 года. Из представленных данных следует, что избыточное социальное неравенство, являющееся следствием отказа от использования прогрессивной школы налогообложения и других инструментов сглаживания дифференциации доходов, отнимает у российской экономики возможности экономического роста, исчисляемогого десятками процентных пунктов, и консервирует негативные демографические тенденции.

Эксперт отметила, что «дети, чье рождение не было отложено, и люди, не умершие в трудоспособном возрасте, – это самый главный наш ресурс». Зависит же это от степени поляризации доходов: «Расчеты показали, что даже при росте реальных доходов, но неизменном неравенстве, комбинация коэффициентов рождаемости и смертности ведет к снижению численности населения России к 2050 году до 124 миллионов человек. В случае же, если рост реальных доходов был бы дополнен снижением неравенства за счет перераспределения доходов (прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц, эффективного налога на роскошь и т.д.), численность россиян к 2050 г. могла бы возрасти до 158,7 миллионов человек. И, наконец, если рост доходов на фоне экономического роста дополнялся бы снижением неравенства, причем за счет не только перераспределения доходов, но и дополнительных государственных дотаций (компенсация доходов ниже половины среднедушевого уровня), то численность населения России к 2050 году возросла бы до 161,3 миллиона человек».

А что же будет происходить с реальными потребительскими возможностями населения России? Смогут ли они составить емкий внутренний рынок, о котором говорил Президент Путин? «Ответы, - говорит О.А. Александрова, - надо искать в документах Минфина». «Основные направления бюджетной политики на 2015 год и на плановый период 2016 и2017 годов» никакого роста бюджетных ассигнований в тех сферах, от которых немало зависит объем потребительского спроса, не предполагают. Эксперт привела в качестве примера расходы бюджетной системы по разделам классификатора. Рост расходов на образование к 2017 году составит 0%, на ЖКХ – 0,7%, на здравоохранение – 0,8%, на иные социальные расходы – 0,2%. «Там же приведены цифры по всем этим отраслям в процентах от ВВП, и мы видим, что у нас, в отличие от наших геополитических конкурентов, расходы на здравоохранение остаются на уровне 3,6-3,8 % от ВВП, на образование – 4,2-4,3 %» - приводит эксперт ИСЭПН РАН плановые показатели Минфина.

«Мы видим неизменную бюджетно-налоговую политику, исходящую из того, что социальные расходы – непременно и исключительно удавка на шее экономики, тормоз экономического развития. И следование этой парадигме – не заблуждение, а идеологическая установка, не желающая признавать очевидное» - считает Ольга Александрова. «Ведь какой бы из респектабельных рейтингов (конкурентоспособности национальной экономики, процветания, индекса развития человеческого потенциала и т.д.) мы ни взяли, в топ-листах там обязательно присутствует «великолепная скандинавская четверка», реализующая наиболее затратную универсальную модель социального государства». К сожалению, несмотря на нерадостную ситуацию в российской экономике, возникшую еще до санкций, и международную ситуацию вокруг России, сложившуюся в последние месяцы, никакого принципиального пересмотра курса на консервацию низкого уровня расходов на социальную сферу в нашей стране не происходит.

Не менее удручающая картина в производственной сфере. Предприятия и бюджетные учреждения также могли бы стать драйверами для развития внутреннего рынка. Но, по словам президента Промышленного союза «Новое содружество», сопредседателя оргкомитета Московского экономического форума К.А. Бабкина, «для того, чтобы развивать производство, нужно изменить экономическую политику, нужно раза в 2 снизить налоги, однако мы видим, что налоги собираются повышать». Чтобы восстановилось производство, предприниматели должны вновь поверить в перспективность своей работы в России. Не достаточно установить на год эмбарго на поставку продуктов и непродовольственных товаров из-за рубежа. Конечно, временной горизонт должен быть совсем другим. «Сегодня запретили ввоз пармезана, но никто не побежит вкладывать деньги в производство сыров в России. Потому что неизвестно, что будет через год. Если снова резко снимут барьеры, инвестиции и труд, который мы потратим на создание производства сыра, пойдут прахом» - считает К.А. Бабкин. В заключении он отметил, что «у нас есть все для развития – земля, ресурсы, люди, рынок, но не хватает серьезной экономической политики».

Большую озабоченность исследователей вызывает финансовая, компьютерная и рыночная неграмотность населения. Старший научный сотрудник ИСЭПН РАН Оксана Бестужева в докладе, посвященном особенностям финансового поведения населения в информационной среде, отметила, что нежелание россиян включаться в современный информационный мир может обернуться большими потерями. По словам эксперта, «сейчас политика государства заключается в том, чтобы снижать наличный денежный оборот и уже примерно 30% фонда оплаты труда в 2013 году переводилось на банковские карты. Получение пенсий также переводится на банковские карты. Эти мероприятия государства вовлекают в банковский оборот практически все население станы, за исключением тех, кто еще не имеет доходов». Важной детерминантой финансового поведения населения России в современном информационном пространстве является опережающее развитие технологий. Они заставляют население адаптироваться к новой реальности вопреки проблемам с доходами и уровнем доступности интернета.

О.Ю. Бестужева перечислила сдерживающие факторы, которые препятствуют более широкому участию населения в дистанционных финансовых операциях:

  • Уровень доходов делает неактуальным для большинства граждан дистанционное перечисление средств на банковские счета для накопления.
  • Доля постоянных обязательных расходов в бюджете домохозяйств – к примеру, в некоторых населенных пунктах стоимость услуг ЖКХ доходит до половины от средней пенсии.
  • Финансовая неграмотность, которая приводит, в частности, к росту невозвратов в потребительском кредитовании.
  • Интернет-неграмотность – согласно результатам опросов, проведенных сотрудниками ИСЭПН РАН, многие люди не хотят пользоваться интернетом и разбираться с работой сервисов смс-сообщений, тем более, использовать платежи с мобильных устройств.
  • Недоверие к дистанционным формам банковских операций - по данным МВД РФ, в 2011 году за счет мошеннических действий у населения было украдено 16 млрд. рублей. Не смотря на то, что эта цифра невелика в процентном соотношении (всего 0,1% от общего оборота средств по банковским картам), недоверие к дистанционным банковским операциям у населения сохраняется.

В свое время, 10 лет назад, катализатором для развития банковской системы России послужило создание Агентства по страхованию вкладов. Выступая на конференции, начальник отдела исследований и стратегического планирования Департамента исследований и анализа АСВ Д.С. Чикирёв заметил, что «сейчас в фонде страхования вкладов аккумулировано около 90 млрд. рублей, а за всё время деятельности Агентства в фонд поступило почти 450 млрд рублей и 85% этой суммы – сборы с банков и доходы от  размещения временно свободных средств фонда, «нагрузка» на федеральный бюджет и Банк России – незначительна». Деньги населения, размещенные на зарплатных счетах, попадают под действие программы страхования вкладов. С недавних пор Агентство также гарантирует и сохранность накоплений граждан, размещённых в негосударственных пенсионных фондах в рамках обязательного пенсионного страхования. Предвосхищая вопрос об увеличении суммы страхового покрытия, Д.С. Чикирёв заметил, что сегодня отсутствует как потребность в этом со стороны массового вкладчика, так и финансовые возможности. «О полном страховании вкладов речь не может и не должна идти в принципе» - подчеркнул представитель АСВ, -  у абсолютного большинства вкладчиков депозит полностью подпадает под действующий размер страхового покрытия, кроме того, всегда есть возможность разложить накопления в несколько миллионов рублей по разным банкам».

В ходе конференции были затронуты вопросы регулирования заработной платы. В частности, заведующая лабораторией Института экономики РАН И.В. Соболева сообщила, что в ходе опросов было выяснено, что практически весь малый и средний бизнес старается удерживать заработную плату своих работников на уровне минимального размера оплаты труда (МРОТ). «80% работодателей так или иначе используют серые схемы, - констатирует эксперт - при этом серую зарплату получают низкооплачиваемые сотрудники, высокооплачиваемым специалистам деньги выплачиваются чаще всего легально». И сейчас нет никаких предпосылок, чтобы ситуация начала меняться. «Работодатели, которые выплачивают теневую зарплату, во многом подчиняются тем экономическим отношениям, которые сложились в современной России. У этих работодателей в силу большого ряда причин нет возможности выжить иначе: выплачивая белую зарплату, они просто не смогли бы покрыть свои издержки и продолжать экономическую деятельность. Эта ситуация остается за пределами видимости и мешает правильно расставить приоритеты в социальной политике», - отметила И.В. Соболева.

В программе конференции нашли свое отражение вопросы кредитного поведения россиян, проблемы превращения сбережений граждан в инвестиции за счет повышение доверия к финансовым институтам, региональные различия в уровне потребительской активности и многие другие. Прозвучали доклады экспертов из Киргизии, Уфы, Вологоды, Казани. По словам директора ИСЭПН РАН В.В. Локосова, для включения в программу конференции организаторы получили более 100 тезисов докладов. Все они также будут включены в материалы, которые будут подготовлены по итогам конференции.

 

 

Пенсионная система глазами участников конференции «Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы»

Самое большое достижение XXI века – рост продолжительности жизни по всему миру, вызывает тревогу у специалистов в области пенсионного страхования.

 

25 сентября 2014 года ведущие социологи, экономисты, специалисты в области страхования вкладов и банковской деятельности, политические деятели и представители бизнес-сообщества собрались в здании Президиума Российской Академии наук на конференцию «Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы», организованную Институтом социально-экономических проблем народонаселения РАН.

Центральным вопросом повестки дня конференции была динамика благосостояния населения России в посткризисный и предстоящий периоды. Открывая конференцию, директор ИСЭПН РАН В.В. Локосов назвал Россию страной «избыточного социального неравенства», и подчеркнул, что создалось оно искусственно, в результате передала собственности, произошедшего в нашей стране в 90-е годы прошлого века. Сегодня к этим социально-экономическим реалиям добавляется серьезный внешнеполитический аспект. В ближайшей перспективе россиянам предстоит потуже «затянуть пояса»: цены будут расти, а доходы населения, напротив, сокращаться. Это может привести к усилению социальной напряженности в обществе, предупреждают ученые. В группе риска люди с невысокими зарплатами, пенсионеры, инвалиды, неполные и многодетные семьи, студенты и молодые специалисты.

Даже по официальной статистике доля бедных в России сегодня составляет 10% от общей численности населения. «А ведь это - 14 млн. человек, доходы которых мизерны даже по самой грубой оценке достатка - уровню прожиточного минимума. Нельзя абстрагироваться от этих цифр», - подчеркнула основатель ИСЭПН РАН, советник РАН, член-корреспондент РАН Н.М. Римашевская. С стране существует чудовищная диспропорция в доходах населения. Доходы богатых и бедных граждан сегодня различаются в 17 раз. Ни в одной развитой стране мира такого нет. Для сравнения Н.М. Римашевская привела норму Европейской хартии, согласно которой дифференциация доходов населения не должна превышать 7 раз.

«Сегодня не достаточно внимания уделяется оценке нашего общества с точки зрения его дифференциации», - считает советник РАН. Во времена СССР уровень дифференциации доходов населения не превышал 3 раз, таким этот показатель был, к примеру, в 1989 году. Спустя 5 лет эти различия составили уже 7,4 раз, разрыв увеличился в 2,5 раза. В середине 90-х дифференциация доходов россиян доходила до 14,5 раз. «В результате этих процессов Россия разделилась на две части, неравные и по количеству, и по качеству. В результате образовалось две России, которые не только не понимают друг друга, как мне кажется, но и становятся все дальше друг от друга», - отметила Н.М. Римашевская.

Д оходам, расходам и уровню жизни пенсионеров был посвящен доклад первого заместителя председателя Комитета ГД по бюджету и налогам О.Г. Дмитриевой. При выходе на пенсию у человека меняется состав расходов, отметила эксперт. У пенсионеров снижен коэффициент семейной нагрузки, так как в этом возрасте у людей уже, как правило, есть взрослые дети. Также предполагается, что у пожилых людей нет расходов, связанных с приобретением жилья. Но у пенсионеров увеличиваются расходы, связанные с лечением, организацией ухода, и происходит это даже при хорошей системе медицинского обслуживания.

Оценивая доходы пенсионеров, Оксана Дмитриева заметила, что в современной России самый высокий показатель соотношения пенсии и прожиточного минимума (1,8) был зафиксирован в 2012 году и затем постепенно начал снижаться. А в конце советского периода в 1990 году это соотношение составляло 2,37.

В современной России самый большой разрыв между обязательной ставкой социального взноса (30%) и коэффициентом замещения, который обеспечивает пенсионная система, заметила Оксана Дмитриева. Самый высокий уровень коэффициента замещения был в 2005 году, тогда он составлял 35,7%. Сейчас отношение средней пенсии к среднему заработку понизилось до уровня 1990 года и составляет 33,7%, что в 1.5-2 раза ниже среднеевропейских показателей. При этом покупательная способность пенсионеров по сравнению с пред последним годом существования СССР значительно снизилась. В 1990 году на среднюю пенсию можно было купить, например, 728 кг хлеба и 51 кг говядины, сейчас же пенсии хватит лишь на 83 кг хлеба и 37,4 кг говядины, догнали мы этот показатель только по молоку.

Оксана Дмитриева отметила, что если из современной пенсии вычесть расходы на ЖКХ и некоторые другие услуги, то оценка платежеспособности пожилых людей по абсолютной покупательной способности станет еще ниже. «Если предполагается, что человек с уходом на пенсию не должен переходить в другую социальную группу по доходам, то коэффициент замещения не может быть меньше 50%, - считает депутат ГД, - при этом расходы, связанные с медицинским обслуживанием, должны осуществляться по линии обязательного медицинского страхования, а не за счет потребительского бюджета самого пенсионера». Это очень важное замечание. По доле ВВП, которая расходуется на пенсии, Россия вышла на Россия вышла на средние показатели по ОЭСР. Однако, по словам О.Г. Дмитриевой, «возможность роста реального уровня жизни пенсионеров полностью нейтрализуются низким уровнем государственных расходов на здравоохранение». В доле ВВП расходы на здравоохранение в России остаются на уровне 3,6-3,8 %. В России есть огромная группа людей, для которой болезнь кого-то из членов семьи означает переход в низкодоходную группу.

Как отметил заместитель генерального директора НИИ труда и социального страхования Минздравсоцразвития России В.Д. Роик, «после 70-75 лет резко возрастают риски заболеваний с катастрофическими последствиями, которые я называю «пылесосы» семейных финансовых ресурсов». На уход и дорогостоящее лечение тратятся все накопления. Эксперт предлагает ввести в пенсионную систему компонент медицинского страхования пожилых людей, а также предусмотреть расходы на оздоровление пенсионеров и уход за теми, кто в этом нуждается. Эти меры представляются актуальными на фоне глобальных процессов увеличения продолжительности жизни. В.Д. Роик отметил, что в 1950-х – 1960-х годах мужчины жили на пенсии в среднем 6 лет, а женщины – 12-15. В настоящее время эти величины удвоились, а к 2030 году они утроятся.

Важно, чтобы молодежь сегодня осознавала, что рост доли пожилых людей в составе населения планеты происходит на фоне резкого сужения платформы трудовой деятельности по всему миру. Эксперт из НИИ труда и социального страхования приводит такой пример: «Недавно услышал, что где-то у нас запущено производство. Прозвучала цифра - основные затраты составили 7 млрд. рублей. Интересуюсь, а сколько при этом создано рабочих мест? 300! Это означает, что условий для массовой занятости нет. Колоссальное современное предприятие, которое будет не только производить продукцию для всей страны, но и экспортировать ее за рубеж, обеспечило работой всего 300 человек». Молодежь в своих финансовых стратегиях должна учитывать, что количество рабочих мест во всех странах сокращается. Каким будет их доход в старости, люди должны понимать еще на пороге осмысленной трудовой деятельности. В противном случае «это будет не просто нищая старость, это будет беспросветная нужда, причем не в 60-70 лет, а гораздо раньше», предупреждает В.Д. Роик.

В этой связи серьезного и срочного пересмотра и со стороны государства, и со стороны работников требует отношение к неформальной занятости в России. Этой проблеме на конференции «Доходы, расходы и сбережения населения России: тенденции и перспективы» было посвящено выступление з аведующей лабораторией Института экономики РАН И.В. Соболевой. До недавнего времени, отметила эксперт, серые и черные зарплатные схемы в сфере трудовых отношений рассматривались многими как социальный амортизатор. Молчаливо признавалось, что это помогает людям выжить и снимает часть социальных обязанностей с государства. Однако недавно все же пришло понимание, что неформальная занятость является социальным вызовом современной России.

«Проводя опросы, мы с удивлением выяснили, - говорит И.В. Соболева, - что практически весь малый и средний бизнес старается удерживать заработную плату своих работников на уровне минимального размера оплаты труда (МРОТ)». Эксперт отмечает, что 80% работодателей так или иначе используют серые схемы, при этом «серую зарплату получают низкооплачиваемые сотрудники, высокооплачиваемым специалистам деньги выплачиваются чаще всего легально».

Чем это грозит в недалеком будущем? Чтобы получать пенсию в размере 2,5-3 прожиточных минимума, будущие пенсионеры должны помнить про три ключевых (минимально необходимых) норматива новой конфигурации пенсионной формулы в России:

  • 15 лет – минимальный страховой стаж
  • 30 лет - обязательный индивидуальный пенсионный коэффициент
  • 2 МРОТ - минимальная сумма, с которой должна производиться уплата страховых взносов

«Если не проследить за этими тремя нормативами, - предупреждает профессор Российского государственного социального университета В.Г. Павлюченко - примерно 40% теперешнего трудоспособного населения может оказаться вне страховой системы, получая лишь самую мизерную т.н. социальную пенсию».

Эксперты надеются, что новая конфигурация пенсионной системы в России будет работать, несмотря на множество ее недостатков, о которых говорилось на конференции.

Одна из серьезных проблем – сохранность средств, учтённых  на индивидуальных пенсионных счетах. Представитель Агентства по страхованию вкладов, начальник отдела  исследований и стратегического планирования Департамента исследований и анализа Д.С. Чикирёв заметил, что «государство должно гарантировать номинал тех отчислений в Пенсионный фонд Российской Федерации, которые каждый из нас может перевести в негосударственный пенсионный фонд. Речь идет не о добровольном, а о части обязательного пенсионного страхования». Гарантийные выплаты АСВ начнутся со следующего года в том случае, если в этом возникнет необходимость, заметил представитель АСВ.

Тем временем социальный блок Правительства РФ выступает за отмену накопительной системы в рамках обязательного пенсионного страхования. Об этом участникам конференции сообщила помощник члена комитета ГД по финансовом рынку Т.Ю. Куликова. Она пояснила, что к такому решению побуждает понимание, что «накопительная система не обеспечит доходов будущим пенсионерам, притом, что государству приходится из бюджета компенсировать Пенсионному фонду доходы, выпадающие из-за отвлечения средств в накопительную систему».

Провал обязательного накопительного элемента в пенсионном страховании был предопределен, считают эксперты. Никакой пенсионный фонд не смог бы дать заявленный в 2002 году рост в 7% выше уровня инфляции. Это утопия, которая сегодня подтверждается конкретными цифрами. Один из расчетов привел замдиректора НИИ труда и социального страхования В.Д. Роик: если взять в качестве примера 100 тысяч рублей, которые человек отложил в негосударственном фонде пенсионного страхования, то при инфляции в 4% через 20 лет эта сумма составит только 40 тысяч, уменьшится по покупательной способности в 2,5 раза. А через 30-35 лет, когда человек придет получать свои деньги, от 100 тысяч по покупательной способности останется только пятая часть. Задача сохранности пенсионных накоплений практически не решается на индивидуальном уровне, отметил В.Д. Роик, «механизмы сохранения накапливаемых средств пока не выработаны, даже в странах Западной Европы с устойчивыми финансовыми инструментами это пока не получается».

Профессор РГСУ В.Г. Павлюченко отметила, что такой модели пенсионного страхования, как в России, нет нигде в мире. Ее крупный недостаток заключается в том, что сразу не было создано механизмов, гарантирующих сохранность и приумножение пенсионных накоплений. «Если бы, как в Швеции, в стране существовал всего один орган, управляющий пенсионными накоплениями граждан, и к нему попали бы 2 трлн. рублей, которые уже перечислены в накопительную систему россиянами, их эффективное использование, вложение не только позволило бы нормально жить людям на пенсии, но и решило массу экономических проблем, стоящих перед российской экономикой сегодня», - считает профессор РГСУ. Сама по себе накопительная пенсия, как инструмент, позволяющий увеличить доходы пенсионеров и, в то же время, поправить ситуацию в экономике, не так уж и бесперспективен, считает В.Г. Павлюченко. Но нужно сделать эти средства эффективно управляемыми.

По данным директора департамента актуарных расчетов и стратегического планирования Пенсионного фонда РФ А.К. Соловьева, «потери работающих пенсионеров в правах составляют 300 млрд. рублей в год». Его прогноз пессимистичен: «Пенсионеры 2030-х – 2040-х годов будут еще вспоминать, как счастливо жили пенсионеры в 2010-х годах». Официально минимальная пенсия по старости сохранена, но мало того, что она ниже, выплачивать ее будут с отставанием на 5 лет, а при нашем сроке дожития – это приличный срок», - отмечает эксперт.

Говоря о сегодняшней конфигурации системы пенсионного обеспечения в России, помощник члена комитета ГД по финансовом рынку Т.Ю. Куликова подчеркнула, что люди должны теперь несколько раз делать в ней выбор. Во-первых, выбирать приходится между накопительной и страховой системой и чисто страховой, а во-вторых, человек сам принимает решение – оформлять пенсию по достижении пенсионного возраста или продолжать еще какое-то время работать. Этот выбор надо делать осмысленно, но из-за сложности конструкции пенсионной системы люди не в стоянии самостоятельно разобраться и вынуждены прислушиваться к мнению разного рода экспертов.

«Мнение экспертов зачастую ангажировано, они лоббируют интересы финансовых посредников, в первую очередь негосударственных пенсионных фондов и управляющих компаний. Развязана настоящая информационная война, и через СМИ вбрасываются мифы, которые люди, не понимая, пересказывают друг другу. Эксперты же умышленно рассказывают лишь о какой-то одной стороне, деталях пенсионной реформы, о других специально умалчивают. Нередко высказывается откровенная ложь. Тем самым картина реальности у населения искажается», - утверждает Т.Ю. Куликова.

По ее словам, прямая ложь позволила провести значительное увеличение числа клиентов негосударственных пенсионных фондов в 2013 году. Потенциальных вкладчиков запугивали тем, что они потеряют свои добровольные отчисления, если останутся в государственном пенсионном фонде. Т.Ю. Куликова рассказала еще об одной уловке так называемых экспертов – манипулирование величиной пенсионных баллов. Их величина, согласно закону, растет вместе с инфляцией и индексируется каждый год. В СМИ же нередко можно услышать, что величина пенсионных баллов будет произвольной и непредсказуемо малой.

Ну и главный миф, который сегодня будоражит людей: большинство россиян не сможет набрать необходимые 30 баллов, и у них будет только минимальная социальная пенсия; надежда только на накопительную часть (размещенную на счетах негосударственных пенсионных фондов). На самом деле тут все с точностью до наоборот, утверждает Т.Ю. Куликова: «Если у вас маленькая зарплата, но при этом часть своих взносов вы направляете в накопительную часть, у вас больше шансов за 15 лет вообще не накопить эти 30 баллов». При зарплате примерно 2 МРОТ для их накопления требуется как раз 15 лет, поясняет эксперт. Но если 6% взносов отправлять в накопительную часть пенсии, на накопление 30 пенсионных баллов потребуется не 15 лет, а на 27% больше – 18 лет. «То же самое, если у вас официальная заработная плата составляет 1 МРОТ – тогда на накопление 30 пенсионных баллов вам требуется стаж в 30 лет. Но если часть своих взносов вы направляете в накопительную часть пенсии, 30 баллов вы заработаете примерно за 34 года», - приводит свои расчеты Т.Ю. Куликова. Для того, чтобы дискуссия о пенсиях была осмысленной и в СМИ, и в обществе, необходимо повышать финансовую грамотность населения в этом вопросе, считает эксперт.

Российское правительство твердо придерживается курса на консервацию низкого уровня расходов на социальную сферу, считает заместитель директора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН О.А. Александрова. Несмотря на рекомендации экспертного сообщества, расчеты экономистов, доказывающих необходимость изменений в политике использования «нефтедолларов» и перераспределения доходов, сохраняется «бюджетное правило», по которому значительная часть средств от продажи российского сырья накапливается в Резервном фонде. О.А. Александрова привела такие цифры: совокупный долг российских регионов составляет 2 трлн. рублей, при этом в Резервном фонде Минфином планируется в 2015-16 гг. аккумулировать ежегодно по 3,5 трлн. рублей, а в 2017 году объем перечисленных средств составит 3,7 трлн. рублей. «Эти деньги могли бы дать серьезный толчок российской экономике, поддержать социальную сферу, увеличить платежеспособный спрос – важный драйвер экономического роста» - говорит эксперт из ИСЭПН РАН.

Одновременно российское правительство отказывается от использования цивилизованных инструментов снижения избыточного неравенства: прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц, эффективного налога на роскошь и т.д. «Такая политика не позволяет нам рассчитывать на перелом негативных тенденций в экономике, идет закрепление отставания России от ее геополитических конкурентов», - подводит итог О.А. Александрова. Это отставание особенно заметно сейчас, когда начали думать об импортозамещении. «При этом наши геополитические конкуренты действуют в своей прежней парадигме: важным фактором социальной стабильности и экономического роста является массовый платежеспособный спрос», - продолжает свою мысль О.А. Александрова. «Статистика говорит о том, что в самые тяжелые годы глобального финансового кризиса западные страны вовсе не снижали общий объем своих расходов на социальную сферу». В странах с социально ориентированной экономикой снижение бедности, в том числе среди пожилых людей, формирует эффективный (массовый) платежеспособный спрос, который, в свою очередь, способствует росту экономики.

«Сформировавшееся в России избыточное социальное неравенство отнимает у нашей страны десятки процентов экономического роста и оборачивается миллионами нерожденных и рано умерших людей», - дает свою оценку ситуации О.А. Александрова. Это не пустые слова, а результаты проведенного еще в 2006 году в Институте социально-экономических проблем народонаселения РАН исследования, которое на цифрах, используя математические модели и представительную статистику, доказывает, что наши проблемы в экономике и демографии – прямое следствие неэффективной системы перераспределения доходов.

В топ-листах разного рода респектабельных рейтингов (конкурентоспособности национальной экономики, процветания, индекса развития человеческого потенциала и т.д.) обязательно присутствует «великолепная скандинавская четверка», реализующая наиболее затратную универсальную модель социального государства, подчеркивает эксперт. У нас же, несмотря на нерадостную ситуацию в российской экономике, возникшую еще до всяких санкций, никакого принципиального пересмотра курса на консервацию низкого уровня расходов на социальную сферу пока так и не происходит.

1

2

3

4

5

 
Joomla SEO powered by JoomSEF