Главная / Новости / Руководством Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Утвержден СОСТАВ ПРЕЗИДИУМА Экспертного совета по вопросам законодательного обеспечения развития районов Крайнего Севера.
09 Февраля 2018

Руководством Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Утвержден СОСТАВ ПРЕЗИДИУМА Экспертного совета по вопросам законодательного обеспечения развития районов Крайнего Севера, приравненных к ним местностей, районов Дальнего Востока, а также территорий, входящих в Арктическую зону Российской Федерации, при заместителе Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации О.Н. Епифановой. В состав Президиума Экспертного совета включен проф. В.Н. Бобков, заведующий лабораторией проблем уровня и качества жизни. Также опубликована стенограмма заседания экспертного Совета по вопросу: «О законодательных подходах к разработке стратегии демографического развития и алгоритме обеспечения положительной демографической динамики районов Крайнего Севера, приравненных к ним местностей, районов Дальнего Востока, а также территорий, входящих в Арктическую зону Российской Федерации, в условиях наступления депопуляции в России.

 

 

 

УТВЕРЖДЕНО

заместитель Председателя

Государственной Думы

Федерального Собрания

Российской Федерации,

председатель Экспертного совета

 

О.Н.Епифанова                     

 

                                           2017 г.

 

СОСТАВ ПРЕЗИДИУМА

Экспертного совета по вопросам законодательного обеспечения развития районов Крайнего Севера, приравненных к ним местностей, районов Дальнего Востока, а также территорий, входящих в Арктическую зону Российской Федерации, при заместителе Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации О.Н.Епифановой

 

 

1

Епифанова

Ольга Николаевна

заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, председатель Экспертного совета

 

2

Бабкин

Валерий Вениаминович

президент Международного института проблем химизации современной экономики

 

3

Безденежных

Елена Степановна

вице-президент публичного акционерного общества «ГМК «Норильский никель»

 

4

Бобков Вячеслав Николаевич

заведующий Лабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук

 

5

Бобровницкий Игорь Петрович

профессор федерального государственного бюджетного учреждения «Научно-исследовательский институт экологии человека и гигиены окружающей среды   им. А.Н.Сысина» Министерства здравоохранения Российской Федерации

 

6

Богоявленский Василий Игоревич

заместитель директора по научной работе Института проблем нефти и газа Российской академии наук

 

7

БРЕХУНЦОВ Анатолий Михайлович

член Общественной палаты Тюменской области, генеральный директор непубличного акционерного общества «Сибирский научно-аналитический центр»

 

8

Волгин

Николай Алексеевич

советник генерального директора Всероссийского научно-исследовательского института труда Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации

 

9

ДАНЧИКОВа

Галина Иннокентьевна

член Комитета Государственной Думы

по бюджету и налогам

 

 

10

Жуков

Андрей Викторович

председатель исполнительного комитета Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации «Сибирское соглашение»

 

11

Зверев

Герман Станиславович

президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров

 

12

Зворыкина

Юлия Викторовна

директор автономной некоммерческой организации «Институт исследований и экспертизы Внешэкономбанка, советник статс-секретаря – заместителя Министра транспорта Российской Федерации С.А.Аристова

 

13

Корчунов

Николай Викторович

заместитель директора Второго европейского департамента Министерства иностранных дел Российской Федерации

 

14

Кудряшова

Елена Владимировна

ректор Северного (Арктического) федерального университета имени М.В.Ломоносова

 

15

Ледков

Григорий Петрович

член Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по делам национальностей

 

16

Лысов

Павел Александрович

руководитель проектов консалтингового агентства «Румянцев и Партнеры»

 

 

17

Любимов Алексей Павлович

руководитель Центра международного права Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации

 

18

Макеева

Вероника Алексеевна

директор Департамента по взаимодействию с органами государственной власти публичного акционерного общества «НОВАТЭК»

 

19

Маслобоев

Владимир Алексеевич

заместитель председателя Кольского научного центра Российской академии наук

 

 

20

Мищенко

Владимир Анатольевич

ответственный секретарь Экспертного совета, руководитель Секретариата заместителя Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации О.Н.Епифановой

 

21

Пивненко  Валентина  Николаевна

 

_

Первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока

 

22

Пилясов

Александр Николаевич

 

­

генеральный директор АНО «Институт регионального консалтинга», доктор географических наук, профессор

 

23

Пискунов

Александр Александрович

заместитель руководителя Межведомственного координационного центра Института социально-политических исследований Российской академии наук

 

24

Плисецкий Евгений Евгеньевич

заместитель начальника управления стратегического развития, государственного управления и региональной политики Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации

 

25

Починок Наталья Борисовна

ректор Российского государственного социального университета

 

26

Пушкарев

Владимир Александрович

заместитель председателя Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока

 

27

САМСОНОВ

Роман Олегович

­–

руководитель направления «Газ и Арктика» Энергетического центра Московской школы управления Сколково

 

28

Солодов Владимир Викторович

заместитель полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе

 

29

Фатеев

Максим Альбертович

вице-президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации

 

 

 

 

С Т Е Н О Г Р А М М А

 

заседания Президиума Экспертного совета по вопросам законодательного обеспечения развития районов Крайнего Севера

 

Здание Государственной Думы. Зал 137.

5 февраля 2018 года. 10 часов.

 

 

Председательствует заместитель Председателя Государственной Думы О.Н.Епифанова

 

 

 

Председательствующий. Уважаемые коллеги! Я рада вас приветствовать сегодня на заседании президиума экспертного совета! Предлагаю начать работу.

И позвольте мне сразу сказать несколько слов о том, что я считаю важным - о демографии нашей страны. Я начну с описания общей картины демографической ситуации, сложившейся к настоящему времени.

В 2017 году уровень рождаемости в России снизился на 10,7 процента. По данному показателю это худший год последнего десятилетия. Регионы с наибольшим естественным приростом населения – это в основном южные регионы, Чеченская Республика, Ингушетия, Тыва, Дагестан и в то же время один регион Крайнего Севера – Ямало-Ненецкий автономный округ. Регионы с наибольшей естественной убылью населения – это Псковская, Тульская, Тверская, Новгородская и Тамбовская области. В остальных регионах ситуация не намного лучше, в некоторых спад рождаемости составил около 15 процентов, а в Ненецком автономном округе достиг 16,5 процента. Кстати, обратите внимание, ЯНАО – регион с высоким естественным приростом населения и НАО, граничащий с ним, - с высокой естественной убылью населения. Вот в чем причина? Мы должны задуматься над этим.

Теперь несколько цифр о смертности. Смертность в России в прошлом году заметно снизилась и достигла самого низкого уровня XXI века, однако даже это не помогло России сохранить естественный прирост населения, основная причина известна – в детородный возраст вступили женщины, рожденные в 90-х годах, а это очень маленькое поколение. Эксперты говорят, что к 2035 году количество женщин репродуктивного возраста уменьшится еще на 28 процентов. Несмотря на это общее население России по итогам года несколько выросло, что объясняется притоком мигрантов из других стран. По итогам прошлого года миграционный прирост составил более 200 тысяч человек. Главными миграционными донорами России по-прежнему остаются страны СНГ: Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Украина. Приток мигрантов по прогнозу составит менее 300 тысяч человек в год, в перспективе это не сможет компенсировать сокращение населения. Резервов для роста международной и внутренней миграции нет, российский рынок труда теряет привлекательность для мигрантов. Всё это приведет к резкому сокращению численности трудоспособного населения. Из-за демографической структуры рынок рабочей силы будет сокращаться ежегодно примерно на 800 тысяч человек. Специалисты относят ситуацию с демографией в России к числу тяжелейших в мире.

Еще одна причина негативных демографических тенденций – это снижение благосостояния граждан. Тема бедности у нас в стране тесно переплетена с парадоксом: подавляющее большинство бедных в России – это работающие люди. Представьте: работающие и бедные и 60 процентов бедных – это семьи с детьми. Кстати, десять лет назад таких семей у нас было меньше – всего 50 процентов, то есть бедность населения растет. И, естественно, для таких семей риск бедности растет с ростом числа детей. Наличие одного ребенка увеличивает риск в полтора раза, второго – в два раза, третьего и более – почти в четыре раза. Вот такая у нас общая картина.

Государство, разумеется, реагирует на эту ситуацию. Комплекс мер демографической поддержки был запущен президентом еще более десяти лет назад и в течение этого времени они только дополнялись и расширялись. Сначала был введен родовой сертификат, увеличились размеры пособий на детей. Потом появился материнский (семейный) капитал, он действует более десяти лет и продлен до 2021 года. За весь срок действия программы сертификат на маткапитал получили 8,5 миллиона семей, из них израсходовано 58 процентов сертификатов на жилье, 6 процентов – на образование, менее 1 процента – на пенсию мамы и только 65 человек воспользовались средствами материнского капитала для адаптации, интеграции детей-инвалидов.

За эти годы был сделан еще один шаг уже по стимулированию многодетности. Многодетные семьи получили право на бесплатный земельный участок, а с 2013 года появились региональные ежемесячные выплаты на третьего и последующих детей до достижения ими трех лет.

И, коллеги, я бы хотела заострить ваше внимание на следующем. После введения института материнского капитала мы с удовлетворением отмечали рост рождаемости в стране.

Он оказался очень хорошим финансовым мотиватором. Эксперты оценивают вклад материнского капитала в изменение демографической ситуации – около 60 процентов. Это действительно замечательное достижение. Программа реально смогла повлиять на решение людей рожать второго и последующего детей и принесла за годы своего существования около 2,5-3 миллионов детей, и это в наших очень непростых условиях, когда сокращалась численность женщин в фертильном возрасте. Однако, как вы видите, в последнее время ситуация ухудшилась. По словам демографов, одного материнского капитала больше уже недостаточно. В принципе эффект от программы материнского капитала так или иначе должен был завершиться. Это была ожидаемая ситуация.

Коллеги, для того чтобы сгладить негативные тенденции спада рождаемости в кризис, нужны новые очень сильные меры поддержки, сопоставимые с материнским капиталом. По сути, нужна новая демографическая стратегия. Напомню, что в конце прошлого года наш президент объявил масштабную реформу демографической политики. «Нужна активная работа и по снижению смертности, и по стимулированию рождаемости», - заявил Владимир Путин на заседании Координационного совета при президенте по реализации национальной стратегии действий в интересах детей. Эта работа уже началась. С 1 января в России появились два новых ежемесячных пособия: первое – выплата при рождении первого ребёнка и до достижения им полутора лет, вторая выплата из средств материнского капитала при рождении второго ребёнка. Обе выплаты предоставляются семьям, чей среднедушевой доход не превышает размера полутора прожиточных минимумов в регионе. Кроме того, для семей, в которых появились второй, третий ребёнок, запущена спецпрограмма субсидирования ипотечных ставок. Расходы на обслуживание ипотеки сверх 6 процентов годовых возьмёт на себя государство. Увеличивается количество регионов, которые получат софинансирование из федерального бюджета для выплаты пособий на третьего ребёнка. Приняты решения по увеличению количества яслей и модернизации детских поликлиник. Доступность дошкольного образования сейчас составляет почти 99 процентов, однако все эти садики рассчитаны на детей с трёх лет, а вот ясельных групп для малышей от полутора лет до трёх не хватает. В яслях нуждается 326 тысяч детишек. Правительство обещает ликвидировать очередь к 2021 году. Это позволит улучшить ситуацию на рынке труда, тогда молодые мамы смогут выйти на работу. Как представляется, эти меры создадут определённые стимулы для того, чтобы не ограничиваться только одним малышом в семье, а рожать больше. Пакет мер расширяет возможность семей в приобретении жилья, даёт возможность мамам не засиживаться с малышами дома, а пораньше выйти из декрета на работу. Есть ещё один резерв: сейчас женщины стали рожать позже, во многих семьях первенец появляется на свет, когда маме уже за 30, на второго ребёнка времени часто не остаётся. Поэтому нынешние меры поддержки должны простимулировать студенток и начинающих карьеру женщин не откладывать детей на потом. Для этого, помимо уже перечисленных возможностей, материнский капитал теперь разрешено направлять на оплату частных яслей и нянек. Это позволит маме избежать большого перерыва и поскорее продолжить работу или учёбу.

Безусловно, семья – фундамент всей демографической политики, это сложный и многоаспектный институт, а проблемы комплексных институтов могут решаться только в совокупности. Поэтому меры поддержки материнства и детства должны охватывать весь комплекс влияющих факторов. И вот здесь мы подошли к ещё одной проблеме, напрямую влияющей на демографическую ситуацию, - это жильё. Опросы показывают интересные результаты. Так, наши граждане, согласно опросам, хотели бы иметь в среднем три ребёнка, а имеют на семью фактически одного, и основная причина связывается с жильём. Наличие жилья – это одна из основных предпосылок молодых семей к рождению детей, это наиболее востребованное социальное благо. Одним из механизмов, направленных на улучшение жилищных условий семей с детьми является институт социальной выплаты, предусмотренный подпрограммой обеспечения жильём молодых семей в рамках федерального целевой программы «Жилище», а также в рамках региональных жилищных подпрограмм. В настоящее время в Российской Федерации нуждающимся в улучшении жилищных условий является порядка 300 тысяч семей, из них около 225 тысяч участвуют в подпрограмме, и только от 13 до 15 тысяч в год получают такую поддержку. Сколько лет нужно ждать, чтобы подошла очередь на получение поддержки? 10 лет, 20 лет?

А если семья вышла из стандартного возраста молодой семьи, то есть когда родителям исполнилось 35 лет, семью-то из подпрограммы вычёркивают.

Вывод, эта вялотекущая подпрограмма реально и решительно переломить ситуацию не может.

Известно также, что решение вопросов социальной поддержки семей, имеющих детей, в том числе многодетных, отнесено к полномочиям, а, значит, за счёт средств субъектов Российской Федерации.

Однако средства региональных бюджетов не позволяют сколь-нибудь успешно решать поставленную задачу. Напомню, что госдолг регионов превысил 2 триллиона рублей, и нет никаких перспектив к его сокращению.

В этой связи, развивая различные подходы обеспечения молодых семей жилыми помещениями, следует законодательно рассмотреть дополнительные меры их поддержки. Это может быть: предоставление многодетной молодой семье беспроцентного целевого займа на приобретение или строительство жилого помещения, со сроком погашения до 25 лет; предоставление льготной процентной ставки по кредитному договору или договору займа на приобретение или строительство жилого помещения; предоставление молодой семье социальной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения; получение жилищной субсидии на погашение части основного долга или процентов по кредиту при рождении ребёнка.

В чём особенность этих предложений? Дело здесь вот в чём. Да, молодые семьи не имеют необходимых накоплений на приобретение жилых помещений, зато они имеют устойчивый и, в перспективе, растущий доход. Кроме того, они не выйдут из трудоспособного возраста до окончания срока выкупа построенных жилых помещений или возврата заёмных средств. Поэтому есть вполне резонное основание полагать, что эти виды содействия будут весьма привлекательными для молодых семей, и это самым положительным образом скажется на их социальном благополучии и решении демографических задач.

Коллеги, помимо поддержки материнства и детства, помимо обеспечения жильём, надо ещё укреплять и ценность семьи. В настоящее время в стране идёт активная дискуссия в данной сфере, вносятся различные законодательные предложения правового регулирования брачно-семейной сферы, предлагаются меры, усложняющие процедуру расторжения брака, меры, препятствующие созданию экономически и психологически незрелых семей, меры по оказанию квалифицированной помощи супругам в разрешении конфликтной ситуации.

Но и этого мало. Чтобы сохранить население нашей страны, необходимо также больше внимания уделять проблемам пожилых. От качества их жизни как с материальной, так и с моральной стороны зависит, сколько лет они проживут, и, главное, сохранят ли при этом бодрость и активность.

Коллеги, районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности, Дальний Восток – это территория, занимающая около половины территории России. К началу 90-х годов там проживало 15 миллионов человек, а в настоящее время уже чуть более 13 миллионов.

Население там стареет и сокращается. Сегодня миграционная убыль северных территорий составляет около 50 тысяч человек в год. А ведь это зона стратегических интересов Российской Федерации.

Напомню, что на российском Севере и Дальнем Востоке производится более 20 процентов ВВП, 18 процентов электроэнергии, 25 процентов лесной продукции, а также добывается более 90 процентов природного газа, 75 процентов нефти, 80 процентов золота, 90 процентов меди и никеля, почти все алмазы, платинный и апатитовый концентраты.

Доля дохода федерального бюджета от использования минерально-сырьевой базы Севера превышает 40 процентов, а доля валютных поступлений 80 процентов. И всё это может остаться без трудовых ресурсов.

Сегодня совершенно ясно, что исторически сложившаяся система господдержки северных территорий устарела и вошла в противоречие с развивающимися экономическими и федеративными отношениями.

Подводя итог сказанному, отмечу, что все законодательные подходы к разработке стратегии демографического развития и все меры по обеспечению положительной демографической динамики северных и дальневосточных территорий должны решать три задачи.

Первая - стимулировать приток населения на эти территории.

Вторая задача – поощрение бизнеса.

И третья – создание благоприятных условий для проживания.

Вот пример Дальний Восток. Для привлечения инвесторов там работают территории с льготным налоговым и таможенным режимом, это ТОРы и СПВ, свободный порт Владивосток.

Льгот действительно много. И первые пять лет работы не надо платить налог на прибыль имущества и первые три года налог на землю. Общий размер страховых взносов снижен до 7,6 процента, вместо стандартных 30 процентов.

В итоге индекс роста инвестиций – 110 процентов, объемов строительства – 111 процентов, рост объемов промышленного производства – 3 процента. Эти показатели кратно выше среднероссийского уровня и могут составить конкуренцию экономике любых быстрорастущих стран мира. На сегодняшний день там открыто 80 новых предприятий, в эти проекты уже практически вложены почти 120 миллиардов рублей, создано около 7 тысяч рабочих мест. Это только начало. Важно отметить, что поддерживаются не только мегапроекты, но также средние и мелкие компании, которые, может быть, не так заметны, но создают бизнес экосистемы, могут масштабироваться, именно в «малышах» кроятся причины успехов дальневосточной экономики.

В планах развития Дальнего Востока снизить миграционные оттоки из региона к концу этого года в три раза, людям не нужно будет уезжать в поисках работы, поскольку рабочие места появляются здесь практически ежедневно, да и заработная плата на Дальнем Востоке превышает среднероссийскую.

Постепенно переориентируется на потребности рынка система образования, многих привлекает программа «Дальневосточный гектар». За четыре года принято 22 федеральных закона, которые прямо направлены на подъем округа и на обеспечение дальневосточникам-переселенцам комфортной и прибыльной жизни. В их развитии Правительством России принято 77 нормативных правовых актов – такого законотворческого внимания к Дальнему Востоку не было никогда.

Коллеги, суть сказанного в том, что такая же работа, в том числе и нормотворческая, должна быть проведена по отношению к другим нашим северным территориям, которые по тем или иным причинам не могут напрямую воспользоваться дальневосточными разработками. Задача очень трудная, но решать ее нужно сейчас.

Я надеюсь, в результате нашего обсуждения мы сможем подготовить рекомендации для направления их в адрес Администрации Президента Российской Федерации, правительства и Федерального Собрания. Благодарю за внимание.

Итак, я сказала всё, что хотела, а теперь приступаем к основной работе. Позвольте предоставить слово представителю Министерства Российской Федерации по развитию Дальнего Востока, заместителю генерального директора Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке Денису Львовичу Кузину.

Кузин Д.Л. Спасибо. Уважаемая Ольга Николаевна, уважаемые коллеги, я хочу более подробно остановиться на той работе, которую делает Министерство по развитию Дальнего Востока и Агентство по развитию человеческого капитала в плане демографической политики именно на Дальнем Востоке.

Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока, Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке совместно с институтом научно-общественной экспертизы руководитель, член Общественной палаты России Рыбальченко Сергей Игоревич с 2015 года вели подготовку концепции демографической политики Дальнего Востока на период до 2025 года. К дискуссии были привлечены десятки экспертов и управленцев, как федерального уровня, так и дальневосточников. Итоговый проект концепции прошел фильтр из 25 федеральных органов исполнительной власти и был утвержден распоряжением Правительства России 20 июня 2017 года.

Концепцией демографической политики Дальнего Востока на период до 2025 года утверждены показатели для каждого региона Дальнего Востока по численности населения, по суммарному коэффициенту рождаемости, по смертности от всех причин, по ожидаемой продолжительности жизни, по реальным денежным доходам населения и по доли населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума. Ключевым показателем концепции является стабилизация численности населения на Дальнем Востоке на уровне 6 миллионов 200 тысяч человек к 2020 году и дальнейший рост численности населения к 2025 году до 6,5 миллионов человек.

В первую очередь меры демографического развития направлены на закрепление или, как мы договорились с экспертами, укоренение местного населения. Мерами к этому является следующее, как Ольга Николаевна уже говорила, – это создание новых рабочих мест, в частности, к 2025 году предполагается создание новых 165 тысяч рабочих мест. Предполагаем, что новые вакансии послужат мощным инструментом укоренения дальневосточников. А также упомянутая программа «Дальневосточный гектар» – это действительно земля, тот ресурс, который есть на Дальнем Востоке в избытке, послужил действительно действенном мерой.

Например, за полтора года действия закона 109 тысяч заявлений было подано о предоставлении гектара. При этом более 80 процентов участников – это дальневосточники. И что интересно, это виды разрешенного использования, которые выбирают люди, в частности: индивидуальное жилищное строительство – 38 процентов на данный момент. Получается, вот та проблем с жильем, так или иначе, косвенно решается с помощью выделения этой бесплатной земли. А также дополнительные меры поддержки.

Сельское хозяйство – 28 процентов из всех выбранных и личное подсобное хозяйство – 16 процентов. То есть около 40 процентов людей собираются что-то выращивать, соответственно, ну, поддерживать себя и поддерживать рынок продовольствия.

Также создаётся система ранней профориентации учащихся Дальнего Востока в соответствии с целями экономического развития региона. В ближайшие годы предпринимательство на Дальнем Востоке будет выгоднее, чем где бы то ни было. И вот как раз речь идёт о территориях опережающего социально-экономического развития и налоговом режиме Свободный порт Владивосток. Также снижаются административные барьеры и излишнее давление на бизнес.

Важнейшую роль также играет вхождение Дальнего Востока в рынок ОТР, который обеспечивает одну треть мировой экономики в данный момент. Это послужит мощным стимулом для укоренения талантливой и предприимчивой молодёжи.

Сегодня Агентством по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке проводится работа по согласованию региональных программ демографической политики, это программы с абсолютно практическими мероприятиями.

И, Ольга Николаевна, я с вашего позволения, вот предоставлю слово эксперту нашего агентства, руководителю отдела демографии Ефимову Ивану Павловичу.

Ефимов И.П. Спасибо.

Ольга Николаевна, коллеги, добрый день!

Сейчас все девять регионов Дальнего Востока представили в Минвостокразвития России проекты планов демографического развития до 2025 года. Цель каждого плана – это достижение показателей концепции, о которых сказал Денис Львович.

Сейчас провели такой хороший анализ всех планов демографического развития, честно говоря, прорывных мер там очень мало, крайне мало, выявили пять основных проблем, они касаются практически всех регионов Дальнего Востока.

 Это недостаточность внимания регионов к мерам для снижения смертности от внешних причин, где Дальний Восток – один из, к сожалению, первых, но с точки зрения негативных показателей, особенно, что касается мужской и сверхсмертности населения.

Второе – это отсутствие необходимых мер профилактики искусственного прерывания беременности.

Для примера. У нас в Магадане на сто рождений сто абортов, что выше общероссийского практически в два с половиной раза.

Дальше. Несфокусированность на мерах по здоровьесбережению работников на предприятиях и учащихся в образовательных учреждениях. Здесь у нас есть решение – это введение в крупных предприятиях специалиста по здоровью.

Четвёртое – это недостаточность внимания для развития телемедицины, что крайней актуально для Дальнего Востока, популяризация регулярного обследования состояния здоровья населения и профилактики потребления алкоголя, табакокурения и также совершение суицидов.

К сожалению, Дальний Восток вот из перечисленного опять-таки практически самый отстающий в Российской Федерации.

И пятое. Недооценённость программ трудовой мобильности. Наверное, знаете, сейчас есть предложение об увеличении размера подъёмных, с 1 января следующего года до 1 миллиона рублей и программы добровольного переселения соотечественников.

Сейчас мы…, наше Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке глубоко вникло в суть программы, в те механизмы, которые сейчас государство предоставляет. Дальний Восток имеет повышенные коэффициенты подъёмных, но огромные такие бюрократические барьеры существуют на пути попадания соотечественника из места жительства, например, на Дальний Восток. Сейчас мы полностью всю эту ситуацию расшили, и готовы предложения по созданию цифровой платформы переселения на Дальний Восток.

В течение наступившей недели агентство проводит совещание со всеми регионами по корректировке планов демографического развития.

Например, мы делаем сейчас упор на такие успешные модели, которые уже реализованы на Дальнем Востоке.

Один из таких новых успешных и для России пока редких проектов – это выдача сертификата здоровья молодой семье в Благовещенске по инициативе Министерства по развитию Дальнего Востока, нашего агентства и правительства Амурской области. Значит, открыт кабинет для прохождения репродуктивного здоровья. Губернатор в этом году…, губернатор Амурской области Александр Александрович Козлов выделил 20 миллионов рублей на бесплатное обследование как мужского, так и женского репродуктивного здоровья семей в возрасте до 35 лет.

Услугой уже воспользовались около 400 молодых семей с мая 2017 года.

Хороший пример ещё есть – это такая системная работа Республики Саха (Якутия) с Общероссийской организацией поддержки президентских инициатив в области здоровьесбережения «Общее дело» по систематическому информированию граждан, в первую очередь молодёжи по профилактике табакокурения, наркомании, суицидов.

И впервые за 20 лет снизился показатель в Республике Саха (Якутия) по количеству убийств в состоянии алкогольного опьянения на 6 процентов. Также в нашем портфеле десятки успешных практик  и мы с ними, естественно, сейчас с регионами начинаем отрабатывать, чтобы успешные практики нужные для регионов входили в программы, которые сейчас разработали регионы. Стоит отметить, что на Дальнем Востоке благодаря системной работе к подготовке концепции демографической политики сформировалась хорошая региональная управленческая команда на уровне всех девяти субъектов Минвостокразвития и экспертов. Многие эксперты присутствуют здесь сегодня в зале. Мы планируем проводить мониторинг этих показателей и реализации программ и также готова с 1 сентября этого года программа по обучению государственных служащих, в том числе и специалистов по управлению демографическими процессами на базе Дальневосточного федерального университета совместно с МГИМО, с МГУ. То есть договорённости с институтом социологии Академии наук. Это такая комплексная программа. Она, ещё раз повторюсь, запускается с 1 сентября этого года.

Как мы работаем с регионами. Хотел бы просто привести пример. Упор сейчас в существующих экономических условиях делается на малобюджетные, но крайне эффективные демографические решения и точечные решения. Пример. Завтра мы проводим совещание с Сахалином и Камчаткой, где количество смертей в результате ДТП в два раза больше среднероссийского уровня. Будем предлагать, чтобы каждый сотрудник ДПС, ГИБДД прошёл обучение по оказанию первой медицинской помощи и в каждом экипаже службы ГИБДД находилось оборудование необходимое для оказания первой медицинской помощи. Это достаточно дешёвая мера, но эффективная, снизит смертность по нашим оценкам до 30 процентов от ДТП. Вот, в общем-то, это пример. Таких примеров у нас около 20-25, конкретных практичных примеров, которые влияют в лучшую сторону на демографическую обстановку на Дальнем Востоке.

В завершение хотел бы сказать, что 27-28 марта на Сахалине состоится четвёртая всероссийская конференция «Демографическое развитие Дальнего Востока». Эта конференция, она достаточно крупная. Прецедентов в России на данный момент нет и на конференции задача следующая, чтобы руководство регионов  Дальнего Востока, эксперты, представители федеральных органов власти увидели, проанализировали те программы, которые уже сейчас принимаются в регионах Дальнего Востока и спрогнозировали будущее, спрогнозировали какие ещё необходимые дополнительные меры для реализации. Наше агентство планирует на конференции представить национальный сборник практик здоровьесбережения. Он будет касаться не только Дальнего Востока, а всех 85 регионов Российской Федерации.

И второе. Это специальное решение для руководителей регионов и работодателей по здоровьесбережению  и телемедицине. На конференции каждый регион презентует свою программу и лучшие меры. Приглашаем вас к участию на конференции и к сотрудничеству с нашим агентством. Спасибо огромное.

                   . Перечислили пять пунктов плана работы. Пятый у вас мобильность, а четыре все связаны со здоровьем, со смертностью. По рождаемости что-нибудь у вас есть? Я не услышал. Уточнить хочу.

Ефимов И.П. Рождаемость, я как раз с неё начал. Это самое главное. Это, например, на примере Благовещенска со скрипом, но реализуется уже всё. Есть хорошие результаты. Это сертификат здоровья молодой семьи. Город, где проживает 250 тысяч человек. Из них уже 400 молодых семей прошли обследование. Не хочу сейчас вдаваться  в детали, но выявлены нарушения и бесплатно обследуются и приводятся к тому, чтобы рождались дети у тех пар молодых. Их очень много  сейчас в нашей стране. Думаю, не секрет для здесь присутствующих, что цифры очень серьёзные по поводу бесплодных молодых пар. Чтобы эти пары смогли рожать, то есть вот на примере Благовещенска. Этот пример мы хотим тиражировать сейчас на все регионы Дальнего Востока, на крупные города. У нас их там пять городов.

                   . Я хотел бы действительно поддержать важность этого аспекта. Как вы знаете по исследованиям наших крупнейших учёных, …даже Никита Моисеев, они отмечали крайне негативные тенденции, связанные в репродуктивной сфере. У нас более половины мальчиков и девочек имеют отклонения в … сфере и как вы понимаете, что никакие центры для недоношенных не решают проблему больного отца, больной матери. России принадлежит приоритет в направлении, которое имеет …экологическую реабилитацию. Перед Советским Союзом была разработана соответствующая программа и образовательный комплекс мер. К сожалению, она затормозилась в то время. Поэтому вот то, что сейчас вы как пилотная зона, как стволовая клетка делаете, крайне важно.

Вот хочу обратить внимание, что в период руководства Обамы (в последние годы) в Соединённых Штатах утверждены четыре государственные программы, связанные фактически с генной паспортизацией населения, для отслеживания трафика и трансформации генетического фонда страны. Минздраву переданы из других министерств связанные с этим аспекты. По оценке Правительства Соединённых Штатов, один вложенный доллар должен вернуть 134 доллара в казну. То есть помимо… Экономический эффект, конечно, крайне важен, но для нас гораздо важнее иметь здорового отца и здоровую мать, потому что иначе мы подменяем целевой эффект созданием условий для решения этой проблемы, что, как говорит Штирлиц, является самой тяжёлой, с точки зрения последствий, политической ошибкой.

Поэтому я думаю, что вот то, что вы делаете, достойно того, чтобы подключить и Академию наук, и вот сибирское отделение самым мощным образом к этим проблемам.

Председательствующий. Спасибо большое, Денис Львович. Спасибо большое, Иван Павлович. Спасибо тем, кто задаёт вопросы, но больше не дам. Сначала выслушаем все доклады, а потом будет дискуссия.

Позвольте предоставить слово Страховой Елене Викторовне, заместителю директора Департамента демографической политики и социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации.

Страхова Е.В. Добрый день, коллеги!

Ну, здесь уже было отмечено много важных вещей. Я только себе позволю сделать некоторые акценты.

Значит, что касается демографической ситуации, в частности на Дальнем Востоке, то главное здесь – это отток населения, который продолжается до сих пор, и высокая смертность населения. Несмотря на… Мы не будем брать общие коэффициенты смертности, они ни о чём не говорят, потому что там молодое население, а если посмотреть стандартизованные показатели смертности, то, за исключением Республики Якутия, во всех остальных субъектах Дальневосточного региона по этим показателям… По всем причинам смерти они намного хуже, чем в других субъектах, в других округах. Это самые низкие показатели. Вернее, самые высокие показатели. На последнем месте Дальний Восток находится по этому показателю.

Поэтому демографическую политику в виде просемейной политики в отрыве от, я бы сказала, ключевых причин ухудшения демографической ситуации, в частности на Дальнем Востоке, рассматривать просто бесперспективно. Поэтому…

Да, и ещё. Вот здесь уже упоминали о Концепции демографического развития Дальневосточного федерального округа. Там поставлены очень амбициозные, как теперь принято говорить, показатели, в частности по рождаемости, по снижению смертности. К 2000 году хотят… Вернее, поставлена задача – снизить отток населения до нуля и обеспечить приток населения. Значит, 2 миллиона потеряно населения Дальневосточного региона, это очень большая цифра. Чтобы вернуть назад этих людей, надо просто гигантские усилия… Концепция демографической политики Дальнего Востока, ну, не содержит таких принципиальных вещей, к сожалению. 

Значит, что касается…

Да, и ещё в отношении смертности. Удручающий момент, что очень высокая смертность (сверхсмертность) среди трудоспособного мужского населения на Дальнем Востоке и от внешних причин смерти.

Здесь упоминалось уже, что очень высокие показатели абортов на Дальнем Востоке. Я, правда, очень сомневаюсь, чтобы там, в частности в Магаданской области, на 100 родов приходилось 100 абортов, это что-то слишком много. Это…

Из зала. (Не слышно.)

Страхова Е.В. А?

Из зала. Это данные Росстата.

Страхова Е.В. Ну, я тоже пользуюсь данными Росстата, и такого я ещё не видела. Может быть, я ошибаюсь.

Но я хочу сказать о другом, что… Высокий уровень абортов – это да, на Дальнем Востоке это присутствует. И высокая смертность в трудоспособном возрасте, в том числе от внешних причин, - это показатель социального неблагополучия на Дальнем Востоке. И поэтому одними лишь пособиями, дополнительными выплатами вряд ли мы сможем изменить ситуацию.

Много опросов дальневосточников, которые проживают ещё на этой территории, которые уже уехали, показывают, что люди уезжают от того, что очень низкий по сравнению с другими субъектами Российской Федерации уровень социальной инфраструктуры. Молодёжь уезжает учиться и не в Дальневосточный государственный университет, и даже не в Томск, который называют Сибирскими Афинами, и не в Новосибирск, а в Москву и Питер. Потому что потом предполагается, что они там остаются, закрепляются на всю оставшуюся жизнь и не собираются возвращаться на родину.

Поэтому вот это ключевые вещи. И мне кажется, чтобы решить проблему Дальнего Востока, надо на это обратить внимание. Значит, молодёжь говорит, что образование, которое они хотели бы получить, качественное образование, на Дальнем Востоке таких институтов не существует, поэтому они уезжают оттуда. Ну, я думаю, что они, может быть, несколько лукавят, но и в этом тоже есть такой момент, на который надо обратить внимание.

Что касается медицины, население также не… считает, что вопросы медицинского обслуживания решены плохо и по качеству предоставляемых услуг, и по количеству. И, учитывая, что население сосредоточено в южной территории Дальнего Востока, плотность средняя населения на Дальнем Востоке 1 человек на квадратный метр, то надо учитывать и эти вещи. И, помимо создания новых рабочих мест, что крайне важно, надо обратить такое же пристальное внимание на создание, на восстановление, на создание, я не знаю, как это лучше сказать, инфраструктуры социальной. Она должна быть на порядок выше, чем в среднем по Российской Федерации, иначе люди туда не поедут, или поедут на какое-то определённое время и вернутся назад.

А что касается мер, которые были упомянуты, с 1 января этого года по поручению президента введены ещё два пособия и изменён, вот что для Дальнего Востока важно, изменён критерий определения субъектов на софинансирование, ежемесячные денежные выплаты на третьего ребёнка. Я хочу отметить, что изначально, когда вводилась эта мера в 2013 году, и мы думали, какие условия должны быть определены для того, чтобы помочь субъектам Российской Федерации выплату эту осуществлять, то мы сознательно смотрели на Дальний Восток как территорию, откуда очень много людей уезжает. И мы не должны допустить обезлюживания этой территории. Поэтому критерии были подобраны таким образом, чтобы Дальневосточный регион, где, вообще-то, на самом деле высокая рождаемость, за исключением Приморского края и Магаданской области, выше, чем средняя по России, были сформулированы таким образом критерии, чтобы они могли войти на софинансирование.

Значит, вот изменённый критерий с этого года, раньше нужно было иметь суммарный коэффициент не выше среднего по России, теперь не больше двух. Значит, благодаря изменению этого критерия мы сможем, мы смогли, вернее, опять софинансировать Хабаровский край и Камчатскую область, выплату, эту выплату софинансировать на детей, которые рождены в этом году, в 2018 году. И поскольку эти два субъекта сохранили эту выплату и платили в прошлом году за свой счёт, то дети, рождённые в 2017 году в этих субъектах, также будут софинансироваться уже с этого года из федерального бюджета. Я считаю, что это важная вещь, и для дальневосточников это большая помощь. Для, вернее, не для дальневосточников, а для органов власти субъектов Дальнего Востока, с тем чтобы поддержать своё население.

Но я ещё раз хочу обратить внимание коллег, что решать только вот социальными мерами, невозможно достичь тех результатов, которые поставлены перед Дальним Востоком. Главное – это рабочие места высокоэффективные, в смысле высокооплачиваемые, и инфраструктура, которая, я еще раз повторяю, должна быть, ну как минимум это вот в ближайшее время не хуже, чем в среднем по Российской Федерации, а учитывая отдаленность территорий, климат и все остальные нюансы, которые действуют с отрицательным знаком для населения, эта инфраструктура должна быть на порядок лучше. Ориентироваться надо на соседей, которые имеют очень хорошую инфраструктуру, я имею в виду соседей в других странах.

Председательствующий. Спасибо, Елена Викторовна.

А можно вопрос? С Дальним Востоком всё понятно, там, по крайней мере, усилия прикладываются очень большие для того, чтобы развиваться и выходы, действительно, иностранный ИТР, что дает огромные, глобальные возможности.

Вот скажите, пожалуйста, в вашем департаменте проводится какой-то анализ согласно тем данным, которые я приводила в начале своего выступления по регионам, где очень большое снижение рождаемости? И как пример, если взять два крайних наших северных региона – ЯНАО и НАО, вот вроде одинаковые регионы, а разница в рождаемости просто потрясающая: в одном огромный рост, во втором сильное очень падение. Вот каким-то образом анализируется и идет поиск причин вот такой ситуации?

Страхова Е.В. Спасибо за вопрос.

Да, конечно, мы анализируем помесячную динамику, естественно.

 И я вам хочу сказать, я вот упустила это в отношении дальневосточных регионов. Вы знаете, в дополнение к федеральным мерам, достаточно сильным, региональные меры имеют такой же потенциал, но только если они сделаны не по принципу социальной защиты, когда мы выбираем как бы не самую многочисленную категорию населения и все усилия по поддержке сосредотачиваем в этом направлении.

Если субъекты Российской Федерации подходят с точки зрения демографии, то у них их меры дополняют федеральные и получают такой мультиэффект. Я в данном случае вот… я отвечу на ваш вопрос, но я хочу сказать про Сахалинскую область. У них очень хороший, ну я понимаю, что у них есть возможность экономическая, но тем не менее в данном случае тут еще и мозги сработали хорошо, потому что у них очень хорошая программа по улучшению жилищных условий: идет поддержка населения, семьи, начиная с первого ребенка. Там очень существенно снижается процент по ипотеке, затем со вторым ребенком еще ниже и с третьего ребенка просто им гасятся все долги ипотечные, и эта программа хорошо работает.

Региональные программы в виде материнского регионального капитала тоже сильные. Хорошо работают, если это сильные, если это не 50 тысяч рублей, а, допустим, как было в Амурской области, это было 300 тысяч рублей, в дополнение к федеральному, вы понимаете, это хорошие деньги. Правда в последние годы несколько снижается… вернее, уходят от демографического подхода и в Амурской области вместо 300 рублей два года платят уже 100 тысяч, ввели ограничения для получателей потенциальных возникновения права на материнский региональный капитал. И мы видим сразу резкое ухудшение ситуации с рождаемостью в Амурской области.

Что касается Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого, да?

Председательствующий. Ямало-Ненецкий и Ненецкий округ. Ненецкий – падение.

Страхова Е.В. Я хочу сказать, что вот еще раз, региональные меры. Насколько мне известно, в Ямало-Ненецком округе самый высокий размер регионального материнского капитала – 350 тысяч. Это большие и хорошие деньги. Кроме этого там есть другие меры поддержки. Если в субъектах была высокая рождаемость в силу исторически сложившихся причин, состава национального населения, то порой эти субъекты не принимали никаких демографических мер. На этом фоне в субъектах, где была низкая рождаемость, опять же исторически так сложилось в последние годы и они предпринимали меры демографические, то там был эффект. Калужская область, например, которая вышла на среднероссийский показатель. Новгородская область, которая тоже вышла практически на среднероссийский показатель, хотя они стартовали гораздо, в общем, с плохих позиций.

Опять же та же Сахалинская область, которая за 4 года рванула вперёд по суммарному коэффициенту рождаемости. Поэтому я вам хочу сказать, для науки, которая здесь так широко представлена, ... поле просто не паханное, по анализу, глубинному анализу демографических мер субъектов, потому что их масса, они очень разные, где-то они работают, но очень часто это, я ещё раз говорю, сосредотачивается на определённой категории населения, которая не очень велика по объёму, и эффект соответствующий.

И ещё я хочу обратить внимание коллег. Мы говорим про многодетные семьи, применительно к демографии это пятеро и более детей. Нет, трое – это социально-защитовская мера, которую субъекты в основном применяли в 1990-х годах в связи с указом президента от 1992 года № 4151, который рекомендовал установить определённые меры поддержки для многодетных семей, и право определить, кто является многодетной семьёй, нуждающейся в дополнительной поддержке, также было предоставлено субъектам Российской Федерации. Там были в основном семьи с тремя детьми и более, но в некоторых субъектах было ещё пять детей, сейчас практически везде трое и более детей, но эта мера соцзащиовская, она несёт, просто другую задачу имеет. В демографии многодетная семья – это пятеро и более детей, 3-4, вот не даст соврать мне наука. А 3-4 ребёнка – это среднедетная семья, одно-, двухдетная семья – это малодетная семья. Поэтому, мне кажется, когда мы будем говорить про многодетные семьи, про поддержку многодетных семей, надо иметь в виду вот это обстоятельство.

Председательствующий. Спасибо, Елена Викторовна.

Мы продолжим наше обсуждение. Позвольте предоставить слово следующему выступающему Леониду Леонидовичу Рыбаковскому, главному научному сотруднику Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук.

Рыбаковский Л.Л. Спасибо, Ольга Николаевна, за приглашение и за то, что даёте возможность выступить. И сразу прошу извинить, если что-то не так, буду говорить не то, что идёт приятно для ушей некоторых.

Очень хорошо, что Елена Викторовна, в общем нарисовала картину, поэтому многое можно не говорить по Дальнему Востоку, но тем не менее я хотел бы три фрагмента затронуть.

Во-первых, первый фрагмент – по Северам. Значит, в самой формулировке темы допущена, с моей точки зрения, небрежность, не то что небрежность – неточность. Не может быть для всех Северов рекомендована положительная демографическая динамика, восходящая динами. Севера разные, в одних это идёт, в других, наоборот, в другую сторону, есть восходящие и нисходящие, но суть не в этом. Суть в том, что нужно то, что говорила Елена Викторовна, я с ней в чём согласен, надо опыт огромный, колоссальный опыт, накопленный в наших регионах, использовать. Есть концепция демографической политики Ханты-Мансийского автономного округа, в ней точно совершенно сформулированы подходы к Северам. Севера – это, прежде всего, малочисленные народы, которым нужно решать их проблемы, независимо от того, будет расти население или не будет расти – раз. Это нужно иметь в виду, что это районы с экстремальными природными условиями, и там проживание не так-то уж приятно. И самое главное – это регионы, где динамика населения определяется динамикой рабочей силы. Будет нефть добываться в Ямало-Ненецком или Ханты-Мансийском и газ – будет население, не будет – побегут, как с Чукотки. У нас что имеется, у нас имеется рост населения – и ханты, и манси, и Ямало-Ненецкий. И обрушение численности населения в 2,5-3,5 раза – Магадан, Чукотка. И это правильно, потому что в советское время была перенаселённость этих территорий. Я один пример вам приведу, будет понятно. Ремонт трактора в Магадане был в 4-5 раз дороже, чем новый трактор, который надо было завести, но тем не менее создавалось производство, потому что не всегда можно было завести. В советское время вся инфраструктура создавалась, и экономика не нужна там. И, естественно, когда начались рыночные условия, то население из других республик побежало оттуда, прежде всего. И, во-вторых, самое главное обрушилось… То есть вот эта перегруженность населением, она рухнула. Поэтому, я думаю, надо просто, может быть, даже в рекомендации записать, что северным регионам при разработке таких-то, таких-то  документов, в частности концепции демполитики, рекомендовано изучать опыт этой самой концепции Ханты-Мансийского округа, она разрабатывалась ещё во времена Филиппенко, когда он там был губернатором. Это для Северов. Я думаю, что по Северам достаточно. Пойдём к Дальнему Востоку.

Я прошу меня (Ваня – мой земляк комсомольский, и вообще из дальневосточников) извинить. Но то, что они представили, концепцию, это негодный документ. Он негодный документ по двум причинам. С одной стороны, его утвердили. А, с другой стороны, не прошло и несколько месяцев, как тут же добавляют в него несвойственную демографическим процессам социальную политику.

И вот этот перечень всех этих процентов увеличения уровня, это убрать нужно, это не демографическая политика. Социальная политика – это отдельный вопрос, это инфраструктура, это уровень жизни и многое другое. Поэтому надо эти вещи развести. Но это один из аспектов.

Вообще в концепциях неправильно много чего делается сейчас. Скажем, даётся оценка демографической ситуации. А кому она нужна? И вот начинается перебор, столько-то цифр таких, столько-то… не в этом суть.

Первое, в преамбуле нужно определить очень точно проблемы, которые нужно будет решать. Их две. Я с вами, мы с вами, слава Богу, давно, как говорится, замужем.

Две проблемы. Это проблема продолжительности жизни и это проблема миграции.

 ОПЖ, ожидаемая продолжительность жизни, что это такое? В 50-е годы, в 1959-м, по крайней мере, была проведена первая перепись, послевоенная. И Сибирское отделение Академии наук во времена ещё те далёкие, когда там директором института был Пруденский Герман Александрович, такой вот был специалист из Госкомтруда в своё время. Там провели обследование и сделали расчёты. Первые расчёты были сделаны по ОПЖ как раз вот по Сибири и по Дальнему Востоку. Уже тогда на 2-3 года ожидаемая продолжительность жизни, а иногда и больше, отличилась от средней.

Шли разные колебания. И вот последние 90-е годы, вот со второго по десятый годы, здесь, в некоторых районах, чуть-чуть сгладилось на Дальнем Востоке, а, в основном, увеличилось. То есть основная проблема – это высокая смертность, а отсюда низкая продолжительность жизни. И то, что касается этих самых случайных причин, не надо забывать, что там: рыбная, рыбодобывающая, во всяком случае, морской флот, лесные ресурсы и много других полезных ископаемых. А это отрасли с открытым, скажем, доступом к воздуху и так далее, и тому подобное.

Поэтому там оно само по себе может быть больше. Поэтому там проблема охраны труда. Вот эта проблема проблем. Это надо иметь в виду. Но это по ходу пьесы, как говорится.

Но в концепции я бы сказал так, с моей точки зрения, цель, конечно, не совсем гладко сформулирована. Вот не дадут мне соврать те, кто к этому причастен был. Когда первую концепцию демографического развития страны, неправильное название было, ну неважно, утвердили, то вслед за этим началась, как говорится, как эпидемия, подготовка концепций на всех территориях. И всё, что брали, это брали концепцию российскую, и по ней точно такую же цель создавали.

У нас многообразие регионов. У нас есть северные регионы, у нас есть регионы южные, в которых совершенно другие аспекты, я имею в виду национальные регионы.

У нас есть регионы, которые вообще… надо ограничить рост. Кстати, по Москве была сделана концепция ещё во времена господина Лужкова о том, что, чтобы достигнуть соответствия естественного прироста… миграционного прироста с естественной убылью и дойти до баланса, и прекратить рост населения Москвы… Но, как вы видите, она расширилась, сейчас, вообще говоря, процентов 80, 70, 60, там по-разному, миграционного прироста внутрироссийского, по крайней мере, идёт на пополнение Москвы и Московского региона в целом.

То есть мы не только население не увеличиваем, мы ещё и концентрацию населения, вот за счёт его расселения, ухудшаем. Но это уже другая тема.

Я думаю, что надо вообще очень серьёзно отнестись к концепции дальневосточной и исходить, главным образом, вот из чего. Дальний Восток – это удивительный регион, имеющий разнообразие своих субъектов.

Сахалин, вот Сахалин – это, скажем, не такой уж Север, это приравненная местность, в основном.

Там население не росло никогда. И население сокращалось и будет сокращаться, или где-то стабилизируется. Почему? Там потребность в рабочей силе очень ограниченная, несмотря на эти шельфы и так далее. И вот где-то с 1959 года, когда было 630-640 тысяч, оно с тех пор ещё дальше ушло, потому что там должен быть вот этот вот баланса.

Приморье, я беру Приморье и Приамурье, вот Амурская и так дальше, туда, это регионы, которые не экономикой определяются только, вот это надо иметь в виду, это геополитические регионы. Поэтому хотим мы или не хотим, мы должны создавать там рабочие места, и там увеличивать население, которое оттуда убежало.

Но вместо этого, вернее, не то, что вместо, а раньше этого и быстрее этого необходимо всё-таки решить гидрологические проблемы. 100 лет, 150- 170 лет существует Дальний Восток. А Дальний Восток – это территория опасная, с точки зрения гидрологии. Непрерывные наводнения. Помните, было крупное наводнение, когда всё это поплыло. Какой туда поедет переселенец получать гектар вблизи Уссури или там Деки, я не знаю, как сейчас называются эти реки, и Лимана, уж не говорю, о нижнем Амуре и так дальше?

Значит, проблема гидрологическая должна быть решена, то есть создание дамб. Ну, вот живёт же Голландия себе спокойно, как говорится, в заливных регионах. Значит, нужно… Вот это – номер 1 задача.

А вторая задача – это, конечно, рабочая сила. Если будут рабочие места, значит, будет население. Не будет рабочих мест, - побегут. Потому что там, где условия жизни хуже… Не будут люди жить, если нет работы, это совершенно очевидно. Это и северов всех касается. Ну, Чукотка и Магадан. Ну, зачем на Магадане было 250 – 300 тысяч жителей, когда там 50 тысяч девать некуда сейчас? Поэтому эти вопросы тоже…

Поэтому, я думаю, этот документ надо переработать. В каком ключе? Ну, с одной стороны… Я это предлагал и в министерстве, когда пригласили, но что-то не послушали, и сейчас скажу. Нужно разработать стратегию демографического развития Дальнего Востока. Это не концепция. Это стратегия – что делать, как расселять, как увеличивать и так дальше, помня, что Дальний Восток не только наш, наша территория, но это и территория, на которую смотрят соседи, начиная от Японии и, чего говорить, Китая. Китай, в общем, имеет претензии на миллионы квадратных километров. Япония – на эту Южно-курильскую гряду и так далее. Нам надо эти вещи понимать. Потому что не будет населения, - нечего там делать будет и военным. Это совершенно очевидная вещь. Значит, севера – совершенно другая…  То есть…

Поэтому я думаю, что надо стратегию разработать, и в рамках этой стратегии разработать концепцию, и обсуждать их (вот концепция) на этих территориях. Тогда всё дело будет в порядке.

И последнее. Даже в условиях, когда стало население России расти, причём расти не только за счёт миграции, но и за счёт того, что естественный прирост был… Ну, минус два, минус три – это не убыль. Это вот… 2012-й и 2016 год – это самые благополучные годы существования нашего российского государства в новом его виде. Всё остальное время, начиная с 1992-го, и 2017 год – это минусы. В 1992-м первый минус, 200 тысяч – естественная убыль. 2017 год – минус 135 тысяч (убыль). Да, убыль-то – 135, а число родившихся уменьшилось на 190, то есть идёт более мощная…

Я объясню, в чём суть. Значит, в это время благополучное всё равно население уезжало с Дальнего Востока, и мы не могли его остановить. Это в условиях отсутствия депопуляции. Сейчас мы вступили в депопуляцию. И я думаю, что любые наши усилия не приведут к росту населения Дальнего Востока. Это надо просто иметь в виду, здесь не надо бояться.

Более того, никакие усилия в области, скажем, вот этой сегодняшней меры, которую провозгласил Владимир Владимирович Путин, президент, не дадут результата нужного. Они что дадут? Они дадут некоторый социальный эффект. Вот семьи, где родился ребёнок, они будут иметь социальную выгоду.

Не может быть ликвидирована депопуляция вот этими мерами. Почему? Потому что депопуляция начала 90-х и депопуляция теперь, начала 2017 года,  разные. В 90-е годы падал суммарный коэффициент рождаемости в расчёте на одного, на одну женщину репродуктивного возраста. Поэтому усилия, направленные на повышение рождаемости, дали результат. 1,1 был в 1999 году. Сейчас, по-моему, 1,8 где-то (ну, вокруг этого) получили.

Та депопуляция была в результате резкого вала смертности. За 1991 – 1994 годы мы 600 тысяч минус получили (количество умерших). Естественно, вот эти две компоненты дали нам вот этот результат, в котором мы жили долгие-долгие 20 лет (депопуляция). Сейчас другая картинка. Сейчас высокий уровень суммарного коэффициента рождаемости, тут всё в порядке. Тут чуть-чуть больше будет, чуть-чуть меньше – это не суть.

Смертность снижается. Даже в прошлом году снизилась на 35 тысяч (я беру численность пока умерших). Ну, резервы иссякли, конечно. Снижаться будет понемножку. Но смертность не влияет на депопуляцию. На депопуляцию влияет вот в данном случае рождаемость.

А что с ней произошло? 1980 год дал волну, когда количество увеличилось родившихся. Они в 90-е годы… Ну, я не буду причины объяснять. В 90-е годы резкое падение, когда в 1991 году родилось детей в два с лишним раза меньше, чем, скажем, в 1985-м. И сейчас вступают в репродуктивный возраст (уже стали вступать) женщины, родившиеся в 90-е годы. Причём основная масса – это 20 – 34 года, где идёт основное, основное число родившихся. Хотим мы того или не хотим, но если этот контингент сокращается (и каждый год будет сокращаться тем более дальше) на несколько миллионов человек, можно решить проблему только миграцией. Я, кстати, противник этих миграционных дел.

Но нам надо иметь в виду следующее. У нас не Европа. В Европу хлынули не европейские мигранты, а мигранты африканско-арабские. У нас пространство российское и пространство Советского Союза бывшее… Там ещё в какой-то степени сохраняется менталитет советский, там сохраняется где-нибудь… Трудно сказать, сколько сейчас, но, я думаю, от 15 до 17 миллионов русских вот по этим республикам.  Потенциал у них примерно 4-5 миллионов, который мы можем взять. И чем дальше, тем меньше будет, потому что нарастает население, которое социализацию там проходит уже теперь. Поэтому нужно огромные усилия затратить на то, чтобы вот эту всю программу соотечественников переоборудовать её, переориентировать только на Дальний Восток. Я был разработчиком этой программы и тогда говорил, что она не будет работать, когда её рассыпали по всему. Ну и что, Калининград и Калуга получили этих соотечественников. Переработали. Нужно переработать исключительно - программа соотечественников - Дальний Восток.

Дальний Восток заселялся первое время не только в Центральной России, это Украина давала южная, это пароходами возили туда, в Приморском крае было этих украинцев 25 – 30 процентов. Значит, нужно эти вещи продумывать.

И, более того, и последнее, два слова. Когда мы будем с вами разрабатывать меры и программы привлечения и закрепления, надо иметь в виду следующее. Если мы привлекаем какого-то специалиста или привлекаем население из того или иного района, привлекаем население, то оно вступает в противоречие с населением, которое там проживает. Вот это надо иметь в виду. Ни с точки зрения друг друга бьют, а с точки зрения условий жизни.

Переселяли мы из Краснодарского края сельхозпереселенцев в Читинскую область, переселенцы били окна. Почему? Потому что им давали льготы и всё остальное, а те жили в лачужках.

Значит, Магадан получал надбавки, каждый, кто там проживал, а рядом была Якутия, в которой местное население не получало надбавки. С огромным трудом в 1960 году пробили, чтобы местное население получало.

Поэтому, разрабатывая меры, надо думать о том, что переселенец не должен попасть в лучшие условия, чем местное население, иначе у нас будет вот этот обратный …

И последнее – рекомендации. Практика разработки разных концепций в нашей стране показала, что у нас лебедь, рак и щука, да что угодно у нас то, что хочет. У нас приоритетами подменяют цели, скажем, задачи путают вместе с мерами, они, кстати, дальневосточные и так далее, и тому подобное. Я не хотел бы углубляться.

Скажем, наиболее удачные концепции были две, разрабатывались в Министерстве труда – в старом и в новом Минздраве. Вот вы уже застали, видимо, вторую. Когда точно определяется цель, определяются проблемы, которые надо решить, формулируются задачи, в них выделяются приоритеты, приоритеты в рамках задачи. Не может быть стратегический приоритет.

Что это такое в демографии стратегические приоритеты? Это задачи, которые надо решить. Вот на Дальнем Востоке высокая смертность, особенно среди трудоспособных, особенно от случайных причин. И тут вопросов даже нет. Ну, и, конечно, решение этих.

Но я хочу похвалить Дальний Восток за то, что они там ввели информационно-аналитическое обеспечение, мне оно понравилось, если из него убрать те вопросы, которые относятся к стране в целом. Так, в целом такую вещь надо делать.

И я думаю, что мы могли бы порекомендовать неважно кому, это вы решите, разработать рекомендации по составлению концепции демографической политики не для того, чтобы их учить, потому что одних учишь, а приходят другие, а чтобы были рекомендации, которых строго надо придерживаться, тогда будет понятно, что нужно написать, что в этом документе будет и чего в нём быть не должно.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Леонид Леонидович.

Слово предоставляется Никитиной Светлане Юрьевне – начальнику управления статистики населения здравоохранения Федеральной службы государственной статистики.

Никитина С.Ю. Спасибо.

Добрый день, уважаемые коллеги!

Численность населения. Я расскажу о демографической ситуации районов Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним.

Численность населения районов Крайнего Севера и местностей, приравненным к ним составляют около 10 миллионов человек, из которых 79 процентов – это городские жители. За последние 6 лет число жителей Крайнего Севера у нас сократилось почти на 200 тысяч или на 2 процента, и это уменьшение обусловлено только превышением числа выбывших из этих районов над числом прибывших.

Естественный прирост компенсирует более половины миграционных потерь населения. Из 24 субъектов Российской Федерации, входящих в перечень районов Крайнего Севера и местности, приравненным к ним, число жителей уменьшилось 18. Рост численности населения наблюдался только в республиках: Алтай, Саха, Тыва, Ненецком, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах.

Доминирующим компонентом миграционных процессов районов Крайнего Севера у нас является внутренняя миграция, передвижение в пределах страны в последние годы в общем миграционном обороте составляли более 90 процентов.

В результате внутренний миграции районы Крайнего Севера в межпереписной период у нас потеряли 530 тысяч человек, более четверти выбывших выбрали местом нового жительства Санкт-Петербург, Краснодарский край, Москву, Московскую, Ленинградскую области, а также территории Тюменской области, Красноярского и Хабаровского краёв, не входящие в районы Крайнего Севера.

Положительный миграционный прирост у нас сложился в этот период только за счёт миграционного обмена с другими странами.

Международная миграция компенсировала 23 процента потерь от внутренней миграции. Определяющим международную миграцию был обмен населением со странами СНГ.

Крайний Север в целом характеризуется устойчивым положительным естественным приростом население, число родившихся там превышает число умерших. Максимальное число родившихся было достигнуто в 2012 году – 153 тысячи человек, и тогда же наблюдался и наивысший общий коэффициент рождаемости 14,7 на тысячу человек населения. Последние годы число родившихся, общий коэффициент рождаемости сокращается. И по предварительным данным в 2017 год сокращение ускорилось. Наивысший уровень рождаемости традиционно у нас наблюдается в республиках Тыва и Алтай. Эти республики занимают, соответственно, первое и второе места по рождаемости и в целом по Российской Федерации.

Число умерших на территориях Крайнего Севера сокращается, оно уменьшилось со 124 тысяч умерших в 2008 году до 109 тысяч в 2016 году. Общий коэффициент смертности за этот период снизился с 11,8 до 10,7 умерших на тысячу человек. По предварительным данным за 2017 год сокращение смертности продолжилось. Самое низкое значение общего коэффициента смертности наблюдается в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, а наиболее высокие – в районах Крайнего Севера и приравненных к ним территориям Приморского и Пермского краёв, а также Хабаровского края и в Республике Карелия. Для всех этих территорий характерна и длительная история миграционного оттока населения.

Наибольшее значение естественного прироста населения наблюдается в республиках Тыва, Алтай благодаря очень высокой рождаемости. И, напротив, в районах Крайнего Севера, Приморского края и Республика Карелия величина естественной убыли населения составляет в среднем 0,4 процента в год.

И в заключение хочу сказать, что наиболее полным источником демографической информации у нас является перепись населения. Следующая Всероссийская перепись пройдёт в октябре 2020 года, а в этом году мы проводим пробную перепись населения. И впервые, в том числе, и в районах Крайнего Севера.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Светлана Юрьевна.

Слово предоставляется Анатолию Михайловичу Брехунцову, генеральному директору непубличного акционерного общества «Сибирский научно-аналитический центр».

Брехунцов А.М. Уважаемая Ольга Николаевна, участники заседания экспертного совета, на самом деле, то, что касается развития арктических территорий, которые мы сегодня обсуждаем, это очень важно для страны. И мы понимаем и знаем, что при переходе нашей страны из одного состояния в другое вопросам развития Севера было уделено (если можно, презентацию включите), уделено достаточно мало внимания. И, когда руководители государства заявляли, что Север нам не нужен, и, конечно, в итоге то, что касается тех предприятий, которые были, они были предоставлены сами себе, и не могли даже выехать оттуда, я конкретно говорю по вопросам, связанным с геологоразведочными и нефтеразведочными экспедициями, которые находились на Севере.

Ну, и если посмотреть, что же… Следующий давайте. Система как развивалась эта в целом мире, то мы видим, что государства, которые находились или находятся в арктических территориях (следующий сделайте), ну, практически все сохранили свою численность, многие её увеличили, за исключением вот на нашей этой стороне, когда мы вот … с 2002 по 2016 год мы потеряли почти 300 тысяч населения. Это как раз вот та политика, которая пришла к нам… следующее время.

Следующий. Ну, и в конечном итоге вот, кроме всего, на территории арктических проживает большое количество в любом субъекте, который находится на этой территории, коренное население. И в конечном итоге, когда мы разговор ведём о демографической составляющей, то мы должны то есть это чётко как бы разделять на две части. Часть та, которая коренные, и они живут по своим этим законам и по своему укладу, которые у них уже тысячелетиями сохранились. Ну, и те люди, которые приехали раньше, и те, которые сегодня приезжают. И вот такого населения на этой территории почти 90 тысяч человек. И, конечно, всё то, что и в развитии производственной силы, и всё остальное, серьёзно влияет на и размещение, и уклад их тот, который…

Следующее. Ну и в подтверждение того, что здесь уже говорилось, Ольга Николаевна, и вы говорили о том, что идет отток особенно крайняя графа, и мы видим, что она вся красная за исключением двух субъектов – Ямало-Ненецкий округ и Ненецкий округ. Я чуть позже коснусь этой причины, почему так это происходит.

Следующее. Ну и мы теперь видим, здесь тоже разговор был, куда девается население. Конечно, население уезжает в центральные регионы нашей страны, и мы видим, что огромные оттоки за исключением опять-таки Ямало-Ненецкого округа (до 30 тысяч плюсом прошло) и Ненецкий округ – это нет так много, но не так много населения – 2,5 тысячи человек. Помимо этого оттока в центральные части, существует в целом по стране, идет урбанизация и стягивание в города население. И мы видим, что в этих городах основных сосредоточены 50 процентов населения.

Следующее. Ну и для того чтобы нам понимать, как будут развиваться эти территории арктические, ну и к тому же, чтобы каждый человек понимал, как будет развиваться эта территория, чтобы он мог свои решения принимать, конечно, должна быть создана стратегия развития арктических территорий минимум на 50 лет. Тот раз мы слушали, когда министерство экономики нам говорило, что стратегия эта у нас до 2020 года. Как может человек с таким непониманием, как будет развиваться территория, что он должен, какие принимать решения. Поэтому в нашем понимании должны быть несколько таких основных принципов.

Конечно, национальная безопасность она у нас есть, чтобы каждый человек чувствовал, что он защищен на этой территории. Второе, экономическое развитие территории, оно должно быть стратегией обеспечено. Ну и, в конечном итоге, какие блага, в том числе социальные, будет иметь каждый человек, на этой территории проживая. Ну и, четвертое, конечно, всё должно быть экологически защищенным.

Следующее. Ну и то, что касается национальной безопасности, тут немного коснуться. На карте показано, что последний порт, к которому подходит железная дорога, у нас является Архангельск. Вся территория до самого Берингова, до Америки у нас нет сообщения территории материка с арктическими территориями. Это, конечно, накладывает очень серьезный и на нашу национальную  безопасность, но самое главное на том, что сегодня люди лишены возможности транспортной покидать территории в любой момент, когда им это захочется. Это … его  безысходность. Если я нахожусь на территории Якутии в далеком регионе, районе, я не могу оттуда выбраться,  потому что, «а», дорого, «б», авиация летает крайне редко.

Следующее. Опять возвращаясь к этой стратегии, министерством экономики принято решение о создании опорных зон. Я думаю, они просто кинули …, чтобы не заниматься такими серьезными вопросами, как стратегия, потому что эти опорные зоны они решают узкую задачу и  рассматривают комплексное развитие всей нашей северной территории. И когда мы созреем (я имею в виду правительство), чтобы создать такую же стратегию, концепцию или доктрину, тогда и будут рассматриваться опорные зоны совсем в другом ключе.

Следующее. Ну и теперь разговор шел о том, почему Ямало-Ненецкий округ так везде по всем параметрам это проходит, потому что в Ямало-Ненецком округе есть достаточно большая и долгая стратегия развития. И мы видим то, что касается Ямальского полуострова и … полуострова, здесь сосредоточены огромные ресурсы газа. И газ здесь идет по двум направлениям – по трубе идет в Европу и Северный, и Южный потоки. И то, что касается сжиженного газа, мы знаем, что недавно был, в конце года запущен завод по сжижению газа в Сабетте, куда приезжал и президент на открытие какого-то предприятия.

Ну и в конечном итоге всё это позволяет администрации округа иметь эту возможность заниматься и социальными вопросами. Мы знаем, что заработная плата в округе более 100 тысяч рублей, самая высокая в стране, поэтому губернатор имеет еще раз возможность, чтобы решать эти социальные вопросы.

Следующее. Ну а теперь то, что касается, мы говорим о перспективности, это трубный газ – тот, который по трубе идет. У него на 50, там на 70 лет хватает добывать, это 400 миллиардов. (Следующий сделайте.) То, что касается сжиженного газа, то ресурсная база позволяет построить минимум пять таких заводов, довести производство сжиженного газа до почти 100 миллионов, это почти по газу 150 миллиардов. И таким путем вся вот эта территории в динамике она просматривается, по крайней мере, до 2050 года, если будет востребован в мире этот газ. Поэтому и развитие, и социальные эти вещи, здесь это тоже понятно.

Следующее. Ну и в конечном итоге, вот подводя итоги такому краткому сообщению, вот что нужно человеку для того, чтобы он закрепился на территории. Конечно, чтобы он понимал, опять возвращаясь к этому, как эта территория будет развиваться, по крайней мере, на 50 лет. А что ему нужно для жизни? Конечно, должно быть жилье, крыша над головой со всеми удобствами, это достаточно рабочих мест с разумной хорошей зарплатой, это, конечно, транспортная доступность в любой момент, чтобы я мог добраться, это устойчивая связь, это Интернет. И те услуги, чтобы разницы не было, что человек получает на большой земле или на этой территории. В конечном итоге то, что президент заявил, что 44, это услуги должны быть закреплены каким-то постановлением. И их, конечно, должно быть намного больше. Поэтому тот человек, который живет в Якутии или на Ямале, он должен быть не ущербным в этих услугах.

Ну и уже не первый раз разговор поднимается там на всех уровнях о том, что в Арктике должен появиться хозяин. Вот мы сегодня слушали по этому Дальневосточному региону, когда там есть министерство, которое отвечает за  эти вещи, а то, что касается Арктики, нет никого. На территории этого субъекта полномочия ограничены очень у губернатора. То, что касается федеральных структур, Арктикой не занимаются. Поэтому мы считаем, что это должно быть, по крайней мере, создано министерство, но наделено министерство хозяйствующими функциями и непросто нормативными творческими заниматься, а которое должно управлять этими территориями.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Анатолий Михайлович.

Слово предоставляется Евгению Евгеньевичу Плисецкому – заместителю начальника Управления по региональной политике, развитию Дальнего Востока Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации.

Плисецкий А.М. Добрый день, уважаемые коллеги, Ольга Николаевна! 

Я буду говорить о стратегических задачах развития человеческого капитала в регионах Арктической зоны Российской Федерации. И как раз это пункты 4 и 5 рекомендаций экспертного совета о необходимости разработки специальный концепции именно демографического развития данных территорий. Поскольку на сегодняшний день существует определенный целый комплекс проблем для этих территорий, причем как общих, так и для каждого отдельного региона, каждого отдельного муниципалитета свои определенные специфические особенности, но определенные географическим положением, природными условиями и так далее.

Таким базовым у нас документом является утвержденная концепция демографического развития  России на период до 2025 года, достижение целей демографической политики в значительной степени в рамках которой зависит от успешного решения широкого круга задача социально-экономического развития. И здесь, конечно же, нужно говорить о том (и уже сегодня неоднократно говорилось), что, конечно же, меры должны применяться не только сугубо демографические, направленные на повышение рождаемости, сокращение смертности, там увеличение продолжительности населения, регулирование миграционных процессов, но, конечно же, здесь нужно говорить о решении широкого круга задач по развитию и обеспечению населения достаточной и эффективной социальной инфраструктурой, обеспечению занятости, формированию рабочих мест.

И проведение определённой образовательной политики. В том числе и далее буду говорить о предложениях. Среди основных принципов демографической политики, которые у нас заявлены в концепции, стоит особо остановиться на двух. Это комплексность решений демографических задач, их взаимосвязанность и учёт региональных особенностей демографического развития и дифференцированный подход к разработке реализации региональных демографических программ, поскольку все мы понимаем, что с точки зрения опять же демографического развития и размещения населения Арктическая зона у нас делится на два таких крупных макрорегиона. Это восточный и западный. Понятно, что западный это Мурманская и Архангельская область как доминирующие субъекты Российской Федерации с наибольшей плотностью населения и наибольшей численностью населения, и большей диверсификации разнообразия видов экономической деятельности, и восточная зона. Восточный макрорегион Арктической зоны, который представляет собой наименьшее население, наименьшую плотность населения и меньший набор тех видов экономической деятельности. Основу составляет добывающая и, соответственно, вот те демографические ...тенденции, они опять же строятся исходя из этих условий. Нужно говорить, что население, трудовые ресурсы  в целом и человеческий капитал является основой развития Арктики и для компенсации тяжёлых условий жизнедеятельности населения необходимо предусматривать меры государственного воздействия на создание условий. По крайней мере они должны быть не хуже чем в регионах не арктических. В регионах юга России, центральной части и так далее.

Сегодня уже говорили, что у нас демографические тенденции в регионах Арктической зоны на отдельных муниципалитетах складываются неоднозначно, но всё равно процессы депопуляции, сокращения населения и довольно устойчивая тенденция миграционного оттока. Мы говорили, что коэффициент смертности у нас варьируется самый минимальный это в Ямало-Ненецком округе в районе 5 промилле. 8 промилле в Якутии и далее у нас идут в Мурманской, Архангельской области, конечно, довольно высокие показатели смертности. Там более 10 промилле. То же самое если говорить и про  коэффициент естественного прироста. У нас наиболее высокий это в Ямало-Ненецком округе составляет более 10 промилле и в Якутии, на Чукотке, Мурманской области, в Карелии, в Архангельске  у нас складываются отрицательные значения. Также сложились отрицательные миграционные потоки. Это более 6,5 тысячи человек из Архангельской области в 2016 году покинуло, почти 3,5 Мурманскую, Коми, Республику Коми, Ненецкий округ и так далее. Также происходит рост и заболеваемости на душу населения. У нас по данным опять же Росстата в регионах Арктической зоны в 2016 году по сравнению с 2000-м заболеваемость, общая заболеваемость выросла в среднем от 1,3 до 1,11 раз. То есть здесь тоже необходимо принимать меры.

И из положительных тенденций то, что за последние 15 лет в регионах Арктической зоны существенно снизился уровень младенческой смерти, смертности. Здесь применяется ряд мер, направленных на создание новых перинатальных центров, внедрение технологий и так далее. Так в 2016 году в сравнении с 2000-м в среднем от 10 процентов до 70 процентов сокращение уровня младенческой смертности. И нужно понимать, что необходимо применять специальный комплекс мер, направленных на стимулирование демографического развития Арктической зоны. Особенное значение следует уделить … развитию территорий, развитие которых очень важно для жителей Арктической зоны, её освоения, активизации процессов на рынке труда. Опять же особый тип урбанизации в регионах Арктической зоны, низкая плотность населения обуславливает необходимость проведения особой политики градостроительного развития и планирования систем расселения. Опять же это впрямую связано с той необходимой стабилизацией, некой стабилизацией демографических процессов. Необходимо опять же проанализировать роль и место городов в общей системе расселения, размещения … Арктической зоны, поскольку урбанизация у нас наиболее высокая в этих регионах. Нужно посмотреть, сокращать расходы региональных бюджетов на поддержание убыточных городских муниципалитетов. Нужно смотреть, какие у нас муниципалитеты в целом не отвечают тем задачам экономического развития, а у нас расходуется большое число средств именно на поддержание жизнедеятельности, систем жизнеобеспечения, коммунального хозяйства, социальной инфраструктуры и так далее. А как бы эффект от этих городов невысокий.

Ну, какие меры целесообразно вводить. Во-первых, разработка специальных условий получения высшего и среднего образования для молодёжи в регионах Арктической зоны – как программы внутри самих регионов, так и опять же разрабатывать программы получения образования также в Москве и в Петербурге. Но вот с неким обязательством в течение 50 лет ребята должны возвращаться и уже работать, отработать в регионах Арктической зоны, чтобы трудоспособное население у нас из региона не уезжало. То есть это тоже один из таких приоритетов – именно удержание трудоспособного населения.

Также обеспечение подготовки высококвалифицированных производительных и научных кадров для обеспечения устойчивого развития территории Арктики. Разработка дополнительных жилищных программ для молодых семей, а также формирование льготного рынка арендного жилья, снижение тарифов на жилищно-коммунальные услуги и тарифов субъектов естественных монополий. Ну, нужно опять же понимать, что здесь в данных регионах в силу условий довольно высокие издержки, здесь необходимо в этом плане население какими-то дальнейшими мерами поддерживать. Формирование опять же государственных программ по переселению пожилого населения в регионы с более благоприятными условиями. У нас есть опыт, положительный опыт Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского и Ханты-Мансийского, ну, в целом Тюменской области, в рамках которого у нас происходит переселение пожилого населения. Здесь опять же снижение нагрузки на региональные и муниципальные бюджеты, во исполнение обязательств перед пожилым населением.

Необходим пересмотр системы северных надбавок с учётом сложившихся реалий, поскольку в настоящее время всё-таки меры, они ещё сохранились с советского периода, необходимо их в той или иной мере корректировать. Проработка вопросов опять же, и отрегулировать вовлечение градообразующих предприятий и решение социальных задач развития моногородов. Поскольку у нас мы понимаем, что довольно большое число муниципалитетов в принципе, как в России в целом, так и в Арктической зоне испытывают серьёзные вопросы ресурсной обеспеченности, а социальные обязательства, они давят таким большим грузом. Необходимо установление санитарно-эпидемиологических требований, обеспечивающих безопасность среды обитания для здоровья человека, и разработка специальных арктических санитарных нормативов для обеспечения проживания населения, разработка специальных строительных норм и правил технического, экономического, правового характера, регламентирующих осуществление градостроительных деятельности на территориях Арктической зоны.

Опять же …, поддержка инновационного вектора развития регионов Арктической зоны, и здесь нужно говорить о законодательном регламентировании, внедрении наилучших доступных технологий как в производственную сферу, так и в отдельные сектора, сферы жилищно-коммунального хозяйства. Но опять же с целью повышения и экологических характеристик окружающей среды, так и снижения негативного влияния деятельности хозяйствующего предприятия на здоровье населения.

Ну, и решение обозначенных задач должно осуществляться путём совершенствования обеспечения законодательного регулирования разных сторон социально-экономического и экологического развития Арктической зоны. И в этой связи целесообразно вернуться к проработке федерального закона «О развитии Арктической зоны Российской Федерации», который призван заложить именно прочные законодательные основы реализации государственной политики в стратегическом макрорегионе за счёт обеспечения регулирования деятельности по основным направлениям: это человеческий капитал, пространственное развитие, рациональное природопользование и охрана окружающей среды, развитие различного рода экономических отношений.

Ну, и закладываемые регуляторные методы должны быть увязаны со спецификой физико-географического положения, природных, медико-биологических условий проживания в районах Арктической зоны. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо большое, Евгений Евгеньевич.

Слово предоставляется Вячеславу Николаевичу Бобкову, заведующему лабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук.

Бобков В.Н.  Уважаемые коллеги, я бы хотел привлечь внимание к нескольким вопросам.

Во-первых, мне кажется, что хороший, так сказать, акцент сделан сегодня, на заседании нашего экспертного совета, это одно из первых заседаний, именно к проблемам населения мы обратились как к основной проблеме, которая вот в рамках компетенции нашего совета, Дальний Восток, Крайний Север, Арктика, должна рассматриваться. Это первое.

Второе, мне кажется, наша задача как раз состоит в том, чтобы поддержать вот все эти процессы, связанные с развитием населения, с его ростом, с его закреплением, с ростом человеческого потенциала, с одной стороны, идеями, которые мы вот здесь высказываем, поскольку у нас здесь много разных специалистов. С другой стороны, законодательной деятельностью, поскольку это в рамках Госдумы. И с третьей стороны, обращением в соответствующие органы, которые могли бы помочь вот в решении этих вопросов.

Мне кажется, у нас хорошая сегодня основа, вот эта демографическая концепция, конкретный документ, вокруг которого можно сегодня вести разговор, демографическая концепция развития Дальнего Востока.

При всех критических как бы замечаний, а их очень много в адрес этой концепции можно высказать, я думаю, что мы должны поддержать наличие, само наличие этого документа, который даёт нам хорошую основу для дальнейшего продвижения, в частности, в арктических регионах, в районах Крайнего Севера по решению это проблемы.

Тут возникает вопрос, как дальше двигаться? И сама концепция, она, вот как основу, если её рассматривать, естественно, при постоянной её корректировке, поскольку жизнь меняется. И вот уже сегодня, если мы посмотрим контрольную цифру численности населения на 2018 году, которая в концепции предусмотрена, и факт, который произошёл по факту в 2018 году, мы видим, что уже идёт отклонение этой концепции от того, какие планы были поставлены в негативную сторону. Значит, видимо, не все процессы учтены. Да и невозможно в концепции демографического развития, вот как я себе представляю, решить проблемы в рамках именно концепции демографического развития.

Вот Леонид Леонидович Рыбаковский высказал идею, что, так сказать, надо её вообще очистить от социальных вопросов. Ну да, но, значит, без решения социальных вопросов мы не можем решить демографический вопрос.

Значит, возникает вот проблема, а как дальше-то быть? Либо конкретизировать эту концепцию, потому что там конкретных-то мер нет, есть только конкретные как бы итоговые показатели и направления. А как двигаться к этим показателям?

Либо превращать его в программу, тогда там будут финансы, тогда там будут законодательные решения, которые необходимо решить. Тогда там будут какие-то сроки и индикаторы конкретные, которые надо предусмотреть. Но тогда мы неизбежно выйдем за рамки демографической концепции. Мы выйдем на концепцию социально-экономического развития или основные направления социально-экономического развития вот этой группы регионов.

Вот мне-то представляется, что дальше сейчас надо действовать, всё-таки вписывание и конкретизация идей концепции демографического развития в основные направления социально-экономического развития регионов, Дальнего Востока, арктических регионов, вот регионов Крайнего Севера.

Вот такие вот комплексные программы, мне кажется, вот если можно в качестве рекомендаций высказаться и министерству, и вот агентству по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке, то есть сейчас как-то уделить внимание на то, чтобы реально в регионах, которых касается эта демографическая концепция, чтобы были при разработке. А вот сейчас период наступает такой благоприятный, президентские выборы. Все будут, так сказать, перерабатывать свои основные направления развития, чтобы вписывать вот эти проблемы, которые эти идеи демографической концепции в каждой региональной программе… как блоки региональные и социальные.

Например, там явно не достаёт вот этого блока, связанного с повышением качества жизни общего. Ведь вот посмотрите проект резолюции, там отмечено, что практически все регионы Дальнего Востока по качеству жизни отстают. Ну не привлечём мы туда население, не закрепим, пока не решим проблему качества жизни. Но это же вливаний огромных требует. Требует огромных вливаний.

Поэтому вот всё это в программах, в основных направлениях социально-экономического развития, где есть ресурсы, где есть законодательный блок, механизмы реализации, только так, мне кажется, это можно всё реализовывать.

Я бы вот с точки зрения федерального уровня выделил бы ещё вот такую задачку, принять, возможно, какой-то законодательный акт о повышенных трудовых, минимальных трудовых и социальных гарантий для вот этой группы регионов.

Но если мы не решим вот этот вопрос, связанный с повышенными минимальными трудовыми и социальными гарантиями, мы не привлечём туда население. Это касается и возвращения к вопросам о пересмотре районных коэффициентов и северных надбавок.

Это касается вопросов, связанных с другими, другого рода…

Ну, например. Вот семье при рождении третьего ребёнка, допустим, предоставляется социальное жильё там по соответствующим нормативам. И дать возможность переводить его в частную собственность, например, после определённого количества (10 – 15) лет проживания в этом жилье в регионе.

Или там другие, допустим, что многодетная семья имеет право одного ребёнка обучить бесплатно на территории Востока, так сказать, если это территория данного региона, при условии, что он потом отработает там, на территории данного региона.

То есть надо конкретизировать повышенные минимальные, так сказать, трудовые и социальные гарантии. Возможно, страховой стаж надо сократить как условие для выхода на пенсию, и так далее, и так далее, и так далее. 

Вот такой законодательный акт, мне кажется, имел бы право на жизнь. И вокруг него надо как-то вот, какое-то принять решение, кто будет его разрабатывать. Но, мне кажется, это был бы такой, очень, так сказать, важный шаг, для того чтобы вернуться к стимулирующим таким вопросам, связанным вот с закреплением и стимулированием, так сказать, роста населения в данном регионе.

Ну и, конечно, надо двигаться дальше, поскольку задача нашего экспертного совета всё-таки не только регионы Дальнего Востока, но и Арктика. Я думаю, что принципиальный вопрос – найти субъекта, кто будет разрабатывать вот эту вот концепцию для Арктики.

Вот тут, мне кажется, могут быть разные предложения, которые мы можем внести. С одной стороны, мне кажется, можно какой-то субъект Федерации наделить. Почему бы Ямало-Ненецкий автономный округ не наделить полномочиями? Дать ему полномочия, значит, начать эту работу по разработке, допустим, аналогичной концепции для арктических регионов России. Может быть, создание федерального округа (почему нет?), если мы хотим Арктику развивать, ну и так далее, и так далее. Нужно субъекты… Надо начинать эту работу вот по примеру дальневосточных регионов для других регионов Крайнего Севера и особенно арктических регионов.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Кузин  Д.Л. Комментарий…

Председательствующий. Сейчас…

Спасибо большое, Вячеслав Николаевич.

Комментарий, Денис Львович.

Кузин Д.Л. Уважаемый Вячеслав Николаевич и Елена Викторовна! Я хотел вот сказать в этом месте буквально два слова.

Безусловно, к рабочим местам должна прикладываться социальная сфера. И Минвостокразвития в настоящий момент прямо находится в процессе формирования так называемых (цитирую) комплексных планов социально-экономического развития регионов. У каждого региона будет такой план и отдельно - по городу Комсомольск-на-Амуре. И там как раз предполагается не… Ну, есть закон о ТОРах, об СПВ, вот об этих налоговых режимах, о привлечении инвесторов, о создании рабочих мест, а это – специальные планы по социальной инфраструктуре, по здравоохранению. И, безусловно, это не оставлено без внимания. То есть, помимо демографической концепции, сейчас вот идёт разработка таких планов. Поэтому…

Из зала. По ТОРам?

Кузин Д.Л. Нет, нет, нет. Это региональные. ТОРы - это лишь субъекты экономики, а это региональные планы.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Денис Львович.

Слово предоставляется…

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. Слово предоставляется Игорю Петровичу Бобровницкому, руководителю научного направления «организация здравоохранения, биометеорологии и арктической медицины» Центра стратегического планирования управления медико-биологическими рисками здоровья Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Бобровницкий И.П. Уважаемая Ольга Николаевна! Уважаемые коллеги! Своё выступление я хотел бы построить на анализе тех предложений, которые поступают сегодня в Общественную комиссию по направлению «арктическая медицина» Ассоциации полярников для дальнейшей передачи в экспертный совет, который вы возглавляете, Ольга Николаевна. Такое обсуждение происходит в соответствии с резолюцией VII Арктического форума международного, который состоялся в прошлом году в Санкт-Петербурге. Председателем форума был Артур Николаевич Чилингаров, специальный уполномоченный представитель президента по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктиде.

Анализ уже поступивших предложений показывает, что проблема развития человеческого капитала  в Арктической зоне складывается из двух основных составляющих. И, прежде всего, на первый план выходят проблемы социального развития в широком, конечно, диапазоне этих проблем. Но основное, что выделяется экспертами, - это необходимость увеличения социальной поддержки и населения, и работающих лиц в Арктической зоне.

Поскольку социальный стресс, социальная необустроенность, низкое качество жизни оказывают, если не основное, то очень существенное влияние на состояние здоровья населения и, соответственно, на дееспособность, на профессиональное здоровье. Поэтому всё, что касается увеличения социальной поддержки, безусловно, идёт и в пользу развития человеческого капитала. И в этом отношении выделяются меры даже ни столько, может быть, по привлечению населения в эти зоны Арктики, надо понимать, что, конечно же, привлечь население, работающее население в зону с чрезвычайно экстремальными природно-климатическими условиями гораздо сложнее, чем на Дальнем Востоке, хотя на Дальнем Востоке существует и специальный орган исполнительной…, федеральный орган исполнительной власти и вот агентство. Очень интересное сегодня было выступление о мерах, которые проводит это Агентство по поддержке и развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке. Но в условиях Арктики, конечно, сделать это будет сложнее. И тем не менее необходимость здесь очевидна и как в плане совершенствования законодательства, которое есть сегодня. Ну, речь идёт, может быть, о коренных малочисленных народах, законодательство и другие законы, которые рассматривают поддержку населения в труднодоступных районах арктической зоны на сегодняшний день.

Так и совершенствование законодательных актов, подзаконных актов.

Вот поскольку, ну, вот, допустим, вот даже в отношении тех же коренных малочисленных народов Севера сталкиваемся с тем, что после введения в действие 122-го закона федерального о монетизации льгот известного, да, очень много людей как бы лишилось льгот, которые они имели и в отношении приобретения в пожизненное пользование участков земли, и других льгот, существенно влияющих на социальное благополучие.

Ну, и второе направление, которое хотелось бы в этом отношении определить – это, конечно же, развитие здравоохранения. Сегодня всё больше специалисты говорят о развитии модели арктического здравоохранения. И это, наверное, очень как бы оправдано, поскольку в Арктике огромные особенности, особенности существуют и в регионах. И сегодня уже многократно говорили, что те возможности, которые складываются, допустим, в Ямало-Ненецком или в Ханты-Мансийском округе, в регионах с наивысшем в Российской Федерации валовым региональным продуктом, не сопоставимы с тем же Ненецким автономным округом, с Чукотским национальным автономным округом, поскольку средства, которые выделяются на социальную поддержку населения, на систему здравоохранения там существенно ниже.

И, с другой стороны, при всём при том хотелось бы отметить, что Минздрав, конечно, очень много сегодня делает для улучшения состояния здоровья Северян. И мы знаем о приоритетных государственных проектах, которые сегодня уже тоже упоминались и которые реализуются – это проекты о перинатальных центрах, о развитии перинатальных центрах. Именно эти проекты позволили снизить до рекордно низких по Российской Федерации в среднем показателям младенческой смертности – 4,4 на 1 тысячу рождающихся младенцев.

Хотя в других регионах, в том же Чукотском национальном автономном округе этот показатель приближается к 9 пунктам.

Поэтому вот этот проект национальный, проект развития телемедицины, проект развития санитарной авиации они, конечно же, во многом способствуют повышению качества оказания медицинской помощи, однако, проблемы существуют, и мы о них знаем. И, конечно же, необходимо, на наш взгляд, вот поступают такие предложения многочисленные вносить изменения в основной закон «Об охране здоровья граждан…», в 323-й федеральный закон, который бы предусматривал возможность утверждения правительством особых порядков оказания медицинской помощи, стандартов оказания медицинской помощи для субъектов Арктической зоны.

Ну и последнее, на чем хотелось бы остановиться – это на тех рекомендациях, которые тоже к нам в комиссию поступают, и они касаются возможности рассмотрения и создания вот такого федерального органа исполнительной власти, который бы занимался вопросами региональной политики на Севере по подобию Минкавказа, Минвостокразвития. И создание такого федерального органа исполнительной власти, который бы ставил в первую очередь задачи координации, реализации государственных программ, которые сегодня, мы знаем, создаются и включают в себя и социальные факторы и, по сути дела, вот эти государственные программы, они в соответствии с законом о стратегическом планировании являются безальтернативными в решении самых основных задач, задач социально-экономического развития на Севере путем программно-целевого подхода.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо большое, Игорь Петрович.

Позвольте предоставить слово следующему выступающему – Елене Владимировне Кудряшовой – директору Северного Арктического федерального университета имени Ломоносова.

Кудряшова Е.В. Спасибо, уважаемая Ольга Николаевна.

Коллеги! Я хочу представить материал, подготовленный тремя центрами нашего университета – это Арктический правовой центр, Арктический центр стратегических исследований и лаборатория арктического биомониторинга, созданная в рамках реализации мегагранта по 220-му распоряжению правительства.

Во многом… Ну, в чем-то это будет, наверное, повторение или обобщение того, что было сказано коллегами прежде, но я хочу акцентировать внимание именно на Арктической зоне Российской Федерации. То, что мы сегодня много говорили о Дальнем Востоке, безусловно, это для нас хороший пример, определенная модель, которую можно было бы распространять.

Но все-таки, проживая и работая в АЗРФ, хотелось бы об этом поговорить. Вообще, вот меры социальной поддержки, которые действуют в настоящее время на территории Арктической зоны Российской Федерации, являются наследием советской системы льгот и гарантий по отношению к районам Крайнего Севера и приравненным к ним территориям. Эта система складывалась на протяжении нескольких десятилетий и преследовала две цели – во-первых, компенсация за проживание и работу в экстремальных природно-климатических условиях, во-вторых, привлечение и закрепление населения в северных районах. Это к вопросу о демографической ситуации.

В современной России систему льгот и гарантий для северян закрепил Федеральный закон № 4520-1 от 19 февраля 1993 года «О государственных гарантиях и компенсации для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях», который отразил в себе много из лучшего, что было наработано в советский период. Но в августе 2004 года бы принят Федеральный закон № 122, который внес существенные изменения в законодательство о Северах, часть льгот была либо урезана, либо отменена. И вместе с тем, в последующих редакциях закона № 4520-1, последняя датируется 31 декабря 2014 года, отдельные льготы и гарантии были перенесены в Трудовой кодекс Российской Федерации.

Основы системы социальной поддержки северян составляют дополнительные компенсационные выплаты к заработной плате в виде процентных надбавок к окладу и районного коэффициента. Кроме того используются следующие меры поддержки – это предоставление ежегодного дополнительного отпуска, сокращение до 36 часов рабочей недели для женщин, досрочный выход на пенсию: для мужчин – по достижении 55-летнего возраста, для женщин – 50-летнего возраста; компенсация расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно один раз в два года, учет районного коэффициента при начислении социальной и трудовой пенсии, ну и некоторые другие. Соответственно, льготы, установленные для граждан в зависимости от источника финансирования организации работодателя должны финансироваться либо из федерального бюджета, либо из бюджета субъекта Российской Федерации, местного бюджета либо соответственно за счет негосударственного работодателя.   

Конкретные размеры районных коэффициентов регламентированы нормативно и определены в виде численных коэффициентов, варьируемых в зависимости от территории от 1,15 до 2. Северные надбавки также регламентированы нормативно. Их конкретная величина варьируется от 10 и 100 процентов, до 100 процентов и зависит от длительности стажа работы на Севере, длительности проживания человека на Севере, возраста работника и от того, где именно выполняется работа. То есть, соответственно, размеры северной надбавки увеличиваются в зависимости от стажа работы с периодичностью в 6 или 12 месяцев, в зависимости от территории.

В число территорий, на которые распространяются данные системы мер, это все регионы и муниципальные образования, которые сегодня находятся в составе АЗРФ. Однако на территории большинства муниципальных образований этот районный коэффициент составляет 1,4–1,5. Более низкие значения коэффициента – 1,2 – в городах Архангельск, Новодвинск, Онежском и Приморском районах Архангельской области. Более высокие – в Воркуте 1,6, Норильск 1,8, в арктических улусах Республики Саха (Якутия) 1,6, на Новой Земле и в Чукотском автономном округе 2. Максимально возможное значение северной надбавки на большей части территории АЗРФ составляет 80 процентов, за исключением Новой Земли и Чукотского автономного округа (там 100), а также городов Архангельск, Новодвинск, Норильск, Онежского и Приморского районов Архангельской области, где 50 процентов.

Эффективность действующих компенсационных выплат для регионов Крайнего Севера можно оценить по двум критериям: во-первых, влияние на соотношение полученной зарплаты с уровнем оплаты труда в других регионах России, во-вторых, достаточность выплат для удержания людей на Севере, то есть влияние на миграционные процессы. Существующие компенсационные меры влияют на уровни оплаты труда в данных территориях и отражаются в средней заработной плате по региону. Так в 2016 году, не в 2017 году, а в 2016 году средняя заработная плата по стране составляла 36 тысяч 709 рублей. В Москве и Санкт-Петербурге её уровень был превышен на 1,9; 1,3 раза соответственно. Тогда как в регионах АЗРФ значительное превышение наблюдалось только в автономных округах: Чукотский 2,4, Ямало-Ненецкий 2,3 и Ненецкий 1,9. В Архангельской области без Ненецкого автономного округа, Красноярском крае этот показатель почти не отличался от среднероссийского и значительно отставал от значений в столичных городах.

Анализ соотношения заработной платы и прожиточного минимума показывает, что в Республике Коми, Архангельской и Мурманской областях, Красноярском крае оно значительно меньше, чем в Москве и Санкт-Петербурге. А в Архангельской области и Красноярском крае даже ниже среднероссийского уровня. Кроме того, Арктическая зона Российской Федерации характеризуется отрицательным … миграционных процессов, о чём сегодня уже неоднократно говорилось, что объясняется, в том числе, низкой привлекательностью территории для проживания. Следует отметить серьёзную волатильность значений миграционных показателей в течение 2005–2015 годов. Таким образом, можно признать, что существующие льготы и компенсации в виде районных коэффициентов и северных надбавок перестали быть эффективным инструментом мотивирования людей к постоянному проживанию и занятости на северных территориях, в том числе на территориях Арктической зоны Российской Федерации.

Коллеги, в этой связи у нас есть ряд предложений, которые мы сформулировали по четырём группам. В чём-то они повторяют то, что сегодня предшествующие коллеги, выступая, затронули. Но я бы, может быть, обобщить хотела. Первая группе предложений относится к повышению уровня дохода работающих и проживающих на территории АЗРФ. Нам представляется целесообразным, во-первых, принять региональные законы о социальной привлекательности рабочих мест в субъектах Российской Федерации, относящихся к АЗРФ, в которых предусмотреть достижение достойного уровня дифференциации размеров оплаты труда наёмного персонала, конкурентоспособного в сравнении с другими регионами страны и столичными мегаполисами.

Во-вторых, установить стартовый уровень зарплаты низкооплачиваемого персонала рабочего первого разряда в размере прожиточного минимума, МРОТ, ну, что уже сейчас будет делаться, и это очень хорошо. А дифференциация шкалы ставок окладов должна быть определена в зависимости от профессиональных квалификационных требований в интервале, как минимум, один к восьми.

В-третьих, предусмотреть возможность дополнительных компенсаций в части экстремальных природных условий, в том числе оплату проезда к местам отдыха не один раз в год, а каждый год, и не ограничивать сумму стоимости проезда. Это может быть привлекательно, хотя понятно, что затратно, и нужно всё посчитать.

Вторая группа предложений связана с улучшением качества жизни работающих и проживающих в АЗРФ Нам представляется, что следует обратить внимание на развитие транспортной и социальной инфраструктуры, и предусмотреть следующее, а именно: создание единой управляемой системы региональных авиаперевозок, что невозможно без государственной поддержки малой авиации, в том числе, внесения изменений в правила предоставления федеральных субсидий на возмещение авиакомпаниям части затрат на уплату лизинговых платежей за вертолеты и самолеты малой вместимости.

Во-вторых, разработка комплексных планов мероприятий по развитию культурно-досуговой инфраструктуры регионов, определив в них приоритеты, как по объектам, так и по местам дислокации, объединив в дорожных картах усилия разнородных групп стейкхолдеров, то есть органов государственной власти, местного самоуправления, крупного, среднего и малого бизнеса в интересах населения этих регионов. И, в-третьих, обеспечение развития социально-бытовой инфраструктуры, например, детских придомовых площадок на основе активной поддержки ТОСов – территориальных органов самоуправления.

Третья группа – это возможные меры по привлечению специалистов для работы в АЗРФ. Прежде всего, арктическим предприятиям, испытывающим дефицит работников, приходится привлекать не только жителей севера, но и кадры из других регионов России. Поэтому повышать миграционную привлекательность необходимо не только на уровне региона, но и на уровне отдельной компании, для чего каждая компания может разработать свою специальную программу, что, кстати, мы знаем на примере «Норникеля», о чем на наших встречах коллеги уже говорили. Это может быть отнесено к любой компании, работающей в АЗРФ.

Наконец, привлекаемым на работу специалистам из других регионов страны, необходимо обеспечить гарантии возможности простых вариантов возвращения на малую родину по истечению определенного срока, в который он трудится в Арктической территории. В частности, это могут быть льготные и ипотечные кредитования, бонусные программы межрегиональной мобильности за количество прожитых лет на Севере при переездах в другие регионы Российской Федерации.

Четвертая группа предложений связана как раз с тем, что только что мой коллега говорил, это здоровье, сохранение трудоспособного населения на территории АЗРФ (здесь не буду повторяться) и развитие телемедицины, и санитарной авиации, но, в том числе, это и проблемы государственного управления в сфере обеспечения прав граждан на благоприятную окружающую среду.

Ольга Николаевна, у нас здесь сформулирован целый перечень предложений, может быть, я их сейчас озвучивать не буду, и на каком-то из следующих заседаний к этому вернемся. Я напомню только, что в конце декабря в ваш адрес мы направляли письмо о конкретных предложениях изменений в нормативные правовые акты, регулирующие порядок проведения экологического и социально-гигиенического мониторинга в Арктической зоне Российской федерации. Нам представляется, что это тоже может подготовить такую благоприятную ситуацию как раз для матерей, детей, ну и вообще человекосбережения на Севере. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Елена Владимировна. Слово предоставляется Анатолию Ивановичу Антонову, заведующему Кафедрой социологии семьи и демографии Социологического факультета МГУ имени Ломоносова.

Антонов А.И. Спасибо, Ольга Николаевна. Я хочу посвятить своё исследование и своё выступление исследованиям нашей кафедры, которые были проведены совместно с Институтом социологических исследований и с научным центром Фонда Андрея Первозванного. И мы опросили около семи тысяч респондентов в примерно 15-и регионах, Сахалин у нас попал благодаря Владимиру Анатольевичу, он там эти анкеты организовал.

И я сейчас хочу сосредоточить ваше внимание. Мой сосед Денис Львович сказал о том, что одна из главных задач – это укоренение местного населения. Невозможно закрепить население на земле прочно без семейно-детного образа жизни. Наша страна уже давно, с конца 60-х годов прошлого столетия, перешла к индивидуально-холостяцкому, то бишь малодетному образу жизни.

Эта тихая революция произошла в советское время, никто на это не обратил внимание, но мы пожинаем плоды до сих пор вот этой вот тихой революции. То, что сейчас невероятно увеличились эти сожительства, а сожительство, единственная цель их у молодёжи – это секс. Я ничего против сексуального удовольствия не имею, но из этого секса, так же как и в однополых браках, никаких детей не рождается, не появляется, а раздаются даже среди депутатов законодательные предложения о том, чтобы приравнять эти сексуальные сожительства к браку, к семье. То есть в нашей Думе, в Совете Федерации медленно подспудно существуют вот эти антисемейные и, в общем, довольно античеловеческие, так сказать, устремления. И я чувствую, что если мы ничего не будем делать и всё пустим на самотёк, то депопуляция, которая очень чётко проявляется на Дальнем Востоке, в северных территориях, ну, и в целом по России сейчас, об этом мало говорят и много в последнее время говорили о том, что вот у нас повысились коэффициенты в результате политики материнского капитала, и в результате брежневской политики 1980-х годов, когда в первую декаду с 2006 по 2016 год в брак стали вступать молодые люди, рождённые в результате вот этой политики 1981 года брежневской. И их просто численно больше. И вот это одно наложилось на другое, и мы получили то, что мы сейчас получили. Я вот смотрю на концепцию демографической политики, подписанную Медведевым, правительственную на 2015 год. Вот смотрите, ставится задача, ну, в общем, прекрасная по своим устремлениям: в Якутии повысить суммарный коэффициент, число рождений на одну женщину до 2,35, а на Сахалине до 2,25. Во всех остальных регионах Дальнего Востока задачи ставятся и того меньше на 2025 год. Эти задачи не будут реализованы, потому что мы сейчас вступили в новую полосу, новая демографическая волна – вступают в брак молодые люди, рождённые в 1990-е годы, в годы жуткого падения наших коэффициентов, когда у нас был суммарный коэффициент 1,17 детей на одну женщину репродуктивного периода. То есть это массовая была однодетность в 1990-е годы. И вот эти когорты сейчас они пришли брать на репродуктивный возраст. Поскольку их численно в два раза меньше будет, чем прежде. У нас рухнут все коэффициенты рождаемости, и сейчас задача хотя бы удержаться на уровне полуторадетности, 1,5 ребёнка, если вот у нас сейчас 1,8 и если мы будем падать и задержимся на 1,5 – это будет блестящий результат. А что такое 1,5? Это значит, через 50 лет население России увеличился ровно, простите, уменьшится ровно на половину. То есть будет не 147 миллионов, а 72-73 миллиона. Это вот полуторадетная система.

Поэтому депопуляция, когда сейчас вот показывали карты, совершенно жалкие цифры коренного населения, ну, вот ненцы, чукчи и так далее – это уже вымершие, они есть и их нет. Вот в таком же жалком положении можем оказаться и все мы, если мы не будем проводить политику укоренения местного населения, то есть укрепления не вообще семьи, и не с одним ребёнком, у нас сейчас две третьих семей в стране – это однодетные семьи, а однодетность – это стремительное вымирание. Нам нужно 3-4 ребёнка, и, слава богу, удалось эту мысль довести до президента, он её всё время озвучивает, и это главная наша задача. И чтобы выйти на это, вот я всю жизнь занимаюсь социологической демографией, исследую репродуктивные ориентации и установки. Наши исследования обращены на будущее. Когда мы исследуем, вот мы сейчас исследуем даже репродуктивные ориентации детей. Самый лучший прогноз будущей рождаемости – сколько детей хотят сейчас мальчики, девочки 5,7, 9 лет. Они уже есть, они уже живут, их установки уже, ориентации сформировались.

И вот они придут в свою взрослую жизнь и будут реализовывать то, с чем они находятся сейчас. Поэтому наша задача – это формировать ориентацию и установки у детей, у подрастающего поколения. Это главная задача.

Но эта задача невероятно сложная. Нигде в мире этим не занимаются всерьёз. Исследования, которые мы проводим, они разрознены, плохо финансируются, не системны. И я согласен с Рыбаковским Леонидом Леонидовичем, он правильно сказал, нам нужно обязательно создать какую-то рабочую группу и разработать стратегию демографического развития Дальнего Востока. И разработать на основе этой стратегии концепцию, вот не такую, которая вот здесь у меня лежит, а серьёзную концепцию.

И мы должны понять, вот я вот так чувствую, вот почему я сюда пришёл и поддерживаю Ольгу Николаевну, у меня сложилось впечатление, что всё-таки есть возможность сделать этот регион экспериментальным. И вот я тут встречаю такие слова «опережающее демографическое развитие», нам надо попытаться в этом регионе сделать то, чего нет в России в целом. И именно из-за пограничного маргинального положения этого региона, из-за того, что за Уралом у нас фактически, там 20 миллионов всего, невероятно низкая плотность, и мы теряем…

Я вот видел американские карты, где за Уралом написано «США», Соединённые Штаты Америки, Сибирские Штаты Америки, как хотите это называйте, но без населения мы теряем всё это.

И поэтому, если мы хотим всерьёз заниматься этим, всерьёз, я не знаю, сколько я проживу на этом свете, возраст уже большой, но хотелось бы всё-таки, чтобы мы смогли вот объединить усилия и средних, и старших поколений учёных, которые ещё остались, которые ещё могут вот заниматься этой проблематикой, как укреплять ценностную ориентацию семьи, семейно-детного образа жизни, что сделать в этом отношении.

Вот я вам вот эту вот картиночку показал, это самая максимальная ориентация на число детей в семье, которую мы получили в наших исследованиях. У религиозных, представителей религиозных конфессий, истинно религиозные люди, они не декларируют свои намерения, они их реализуют. Но вот эти вот ориентации, вот эти вот числа, которые мы здесь видим, это очень мало для того, чтобы нам выйти на среднюю детность, вот здесь уже об этом говорили.

         Нам нужно 3,5 ориентацию на число детей в семье. Но мы знаем, что эти ориентации всегда там на три, на четыре, на пять десятых реализуются меньше, чем они заявляются. Вот последнее ожидаемое число детей, это близко к тому, что мы имеем сейчас, это ориентируется вот на то, что есть в семьях в настоящее время.

Поэтому для того чтобы выйти вот на эти хорошие показатели, 3-4, нам нужно, как минимум, 50 процентов семей, грубо говоря, с тремя детьми. Это невероятно сложная задача. Сейчас таких семей в стране 7 процентов всего, 7.

В Европейском союзе 15, в среднем, процентов, в два раза больше за счёт уровня жизни и за счёт того, что в 10 раз больше они тратят… значит, они тратят 5 процентов ВВП на вот эту семейную политику, типа материнского капитала и детских пособий.

Мы в 10 раз меньше тратим. Если мы увеличим, мы опять получим только вот эти 15 процентов семей с тремя детьми, а нам надо 50. Вот по всей России, наверное, не получится, но если удастся это сделать вот на Дальнем Востоке и на этих северных территориях, это был бы прекрасный результат.

И вот, пожалуйста, следующие слайды. Я хочу вам показать, но это вот по переписи населения 2019 года, по сравнению с 2002-м, мы видим, что уже здесь третий, четвёртый и пятый, и более дети, они уменьшались у нас.

И вот следующий слайд, вот этот, да, всё, остановитесь вот здесь. И когда мы стали с 2006 года проводить эту «путинскую» политику, я вот взял последние цифры, с 2013 года по 2017 год, в основном, суммарный коэффициент вот мы подняли сейчас до 1,8 почти, 1,76 в 2016 году, в 2017 году будет меньше.

А вот это разложено по очерёдности рождений. И вы видите, что в основном этот коэффициент нам обеспечивают первые и вторые рождения. И, вот смотрите, начиная с 2015 года, с 2015-го, доля первых рождений и вторых стала уменьшаться.

Сейчас все демографы засуетились. Вот была недавно в Высшей школе экономики международная конференция. Там делали доклады о том, что вот у нас, ну, если не будет первых рождений, не будет и вторых, и третьих, и последующих. Значит, что-то надо делать, надо как-то стимулировать.

Обратите внимание, третьи, четвёртые, пятые и более – это ничтожные доли процента, они не делают погоды. А нам надо, чтобы вот там были цифры не 0,058, а чтобы там было - 0,666 третьих детей. Вот тогда мы вылезем из депопуляционной ямы.

Следующий слайд. Вот я всю жизнь… Вот верхний… Остановитесь! Я всю жизнь занимаюсь вот этими исследованиями, и у меня есть возможность (с 1976 года) сравнить данные, которые мы получили в 2014, 2015 и 2016 годах при опросе вот в регионах, сравнить с данными, которые мы получили по Москве и по Московской области. Специально взяли москвичей как наиболее антидетных и получили потрясающую, так сказать, картину.

Сейчас регионы России гораздо хуже, чем Москва и Московская область в 1976 году, то есть мы резко упали. Вот эти все цифры показывают, что ориентация на третьего ребёнка, на второго ребёнка… Они всё время, так сказать, уменьшаются. Правда, под влиянием вот этой политики нашей - материнского капитала и пособий (вот внизу, нижний график) – вы видите, как медленно и постепенно, прошу прощения, у нас… Вот 2016 год  (это вот самый голубенький показатель верхний) – мы видим, что кое-какое оживление ориентации на это число детей имеется.

Следующий слайд. Вот эти вот измерения, они сделаны (вот остановитесь здесь) по очень сложной методике семантического дифференциала. Я про неё рассказывать не буду.

Вот верхний график, верхняя линия - это вот негативное отношение к бездетности вообще. У нас вот сейчас все политики говорят: Россия – особая страна, у нас никогда не будет одобрения гомосексуализма… В наших исследованиях (я провожу исследования) медленно постепенно одобряется бездетность, одобряется гомосексуализм и другие сексуальные отклонения среди семейных людей. У нас массовое сознание не меняется.

И вот наверху эта вот синяя линия - это резко негативное, контрастное отношение к бездетности. А внизу – это уже вот наши исследования 2000, 2014, 2016 годов. И мы видим, что отношение к бездетности в два раза стало менее негативным, чем было прежде, то есть снижается негативный вот такой вот барьер, негативное отношение к бездетности вообще. Страна живёт индивидуально холостяцким образом жизни, семейно-детный образ жизни уходит в прошлое. Ну, вот внизу табличка, она как раз… Это цифры, которые комментируют этот рисунок.

Следующий слайд, пожалуйста. Дальше. Ну, остановитесь здесь. Мы проводим сравнение многодетных и малодетных женщин. Вот что нам даст многодетность? Вот посмотрите! Уфа, многодетные. Вот их показатели. Вот возьмём нижние первые три строки: дети – один ребёнок, дети – двое детей, дети – трое детей. Вот дети – трое детей. У многодетных – 2,51. Чем меньше арифметическая величина показателя, тем сильнее установка на троих детей. Вот смотрите, дети – трое детей. У многодетных – 2,5, очень сильная установка на трёхдетность. У малодетных женщин (Уфа) – 4,29, в 1,5 раза слабее. Смоленск, Омск, 2016 год, женщины. Чуть-чуть посильнее установка у малодетных, но всё равно хуже, чем у многодетных.

Многодетных у нас сейчас очень мало в стране. Но если будет население более многодетным, то и установки будут на многодетность увеличиваться.

Следующий слайд. Про Смоленск. Они будут расти.

И именно потому, что дети, которые вырастают в многодетных семьях, это вот по всем нашим исследованиям проходит, чем больше детей в семье родительской, тем больше ориентации детей на будущую семейную жизнь, они хотят быть отцами, матерями в семьях с несколькими детьми. Поэтому многодетность она себя воспроизводит, если мы её поддержим социально, прежде всего.

Ну, вот разница между мужчинами и женщинами очень небольшая. И, кстати говоря, везде говорят… Вот эта вот табличка по этим нашим регионам показывает, что установки на троих детей, на двоих детей, ну, на троих и более детей у женщин сильнее выражено, у женщин-матерей, чем у мужчин. Обычно считается, что мужчины – мужчины.

Вот эта таблица по этому межрегиональному исследованию показывает, что у женщин установки сильнее, и это правильно, потому что… (следующий слайд.) у нас сейчас женщины – лидеры в семейной жизни, и хорошо бы, чтобы они остались такими.

Вот желаемое число детей. И в сопоставлении с нашими изменениями по семантическому дифференциалу. Опять мы видим, вот сверху, 4-я строка, дети, трое детей, и берём самые низкие показатели, вот 3,13, 2,09, 2,36. Наши измерения и измерения, которые проводятся по идеальному желаемому, сколько вы хотели бы иметь детей, если создать все необходимые условия, мы видим, что они коррелируют между собой. Причём надо иметь в виду, что существует обратная связь. Вот если жизненный уровень семьи увеличивается в 5 раз выше реального и предполагает…, ну, обычно на обывательском уровне считается, что сразу, значит, там люди захотят иметь больше детей, а на самом деле вот в наших этих исследованиях мы увидели, что при увеличении… Мы спрашиваем, сколько бы вы хотели бы иметь вот уровень жизни в своей семье? Значит, при увеличении в сравнении с реальным в 5 раз - уменьшается число желаемых детей, в 7 раз уменьшается, а при увеличении в 10 раз и более – вообще о детях не вспоминает наше население. Они сразу начинают думать, куда потратить эти миллионы.

Поэтому вот этот закон вот этой обратной связи. Ценностная ориентация на престижный уровень жизни, на престижное времяпровождение оно абсолютно исключает детей. И вот нам надо бороться именно с этим, как создавать ценностную ориентацию на семью и на семейно-детный образ жизни.

Следующий слайд, пожалуйста. Вот заключительный. Вот это наша методика семантического дифференциала. Зелёная линия слева – это бездетность вот эта проклятая.

А справа – это вот однодетность. Она отделяется от красненьких линий.

И вот все наши табличные данные показывают, что пока ещё есть ориентация на несколько детей, вот мы ещё как-то держимся, но все вот эти в правом графике все смещаются в левую сторону, в сторону к бездетности.

Следующий график. Вот остановитесь. Это вот, что у нас будет до 2030 года. Красная линия – это численность женщин 25 – 34 года. Вот смотрите, после 2015 года резкое падение, яма. В два раза уменьшается. На 7 миллионов уменьшается численность вот этих женщин. Поэтому хотим мы, не хотим, коэффициенты рождаемости рухнут.

А вот ниже линия зелёненькая – это 18 – 24 года. Тут всего 1 миллион, на 1 миллион сокращение не очень большое, но оно добавляет падение.

Поэтому чисто объективно мы предстоящие вот эти до 2030 года мы сталкиваемся вот с этим вот барьером. Нам надо проводить политику, увеличивать и материнский капитал, и пособия, и добавлять к этому ещё что-то, что-то, что мы придумаем в результате наших исследований, чтобы… (последний слайд покажите), чтобы не оказаться вот в жуткой ситуации.

Вот это у меня, к сожалению, я на иностранном конгрессе делал доклад, поэтому у меня по-английски написано. Значит, вот то, что было в 1976 году, наверху, видите, дети положительно, а внизу – бездетность, вот которая синяя, голубая. Бездетность – это гомосексуальная детность, потому что когда эти гомики трутся друг о друга, из этого ничего, так сказать, не появляется, ни табуреток, ни людей, ни детей. Вот поэтому…

Вот это голубое будущее нас ждёт из-за этого коричневого ценностного вакуума, когда ценность детей и детности уменьшается, а ценность бездетности одобряется нашим массовым населением. Это вот простое население. Это не просто там какие-то корифеи, а это реальные люди, которые с системой экономической. Система капитализма экономическая, она абсолютно не стимулирует ни семью, ни детей. Дальше я начинаю говорить как представитель коммунистической партии, но понимаете, я не как представитель коммунистической партии, а как фамелист, как семьецентрист, потому что капитализм, 400 лет капитализма везде в мире показали, что капитализм не просто не поддерживает семью. Он враждебен семье. Ещё 300 лет назад думали о том как сделать так. Адам Смит об этом думал. Как сделать так. Почему работник получает зарплату одну и ту же, имеющий десять детей и который имеет одного ребёнка, а получает одну и ту же зарплату. Принцип был за одинаковую работу во внесемейном производстве платить одинаковую зарплату. Поэтому наш главный принцип сейчас отменить этот принцип, а главное в основе всего должен лежать такой принцип. За равный труд равный уровень жизни. Но в равный труд включается родительский труд по содержанию, воспитанию детей. У нас в Красноярске-на-Урале уже пять докторских диссертаций защищено по экономике репродуктивного родительского труда. Это труд и поэтому пора платить деньги за профессиональный труд матери и отца в семье и приравнять мать или отца (которая сидит дома). Она не работает. Она директор детского сада, она директор школы на дому. Она занимается массой домашней работы и за это надо платить среднюю по стране зарплату. Не жалкие пособия нынешние … а зарплату. Вот главное наше предложение.

Второе. Мы должны сделать так чтобы институт семьи был автономным институтом по отношению… Государство сейчас беспощадно эксплуатирует семью. Бесплатно совершенно продукт семейного производства, молодые мальчики, девочки, новая рабочая сила выступает, вливается в народное хозяйство за так, задарма, потому что вот эти 0, максимум 1 процент ВВП платит государство за содержание вот этой новой рабочей силы. А бизнес, государственные структуры, армия получают новую рабочую силу совершенно бесплатно. Это средневековье. Это патернализм, это эксплуатация семьи как института.  Поэтому надо отказаться от душещипательных разговоров, а как так за детей платить. Это труд, это работа. За детей надо платить если мы не хотим вымирать. В наёмной системе производства государственной корпоративной отменить, во-первых, все.

Рождается ребёнок в семье, все коммунальные расходы за воду, за газ, за всё надо платить больше. Это наказание. Вот Рыбаковский помнит. Я в советское время об этом кричал, что это надо отменить. Чиновники как насмерть стоят. Вот уже 100 лет они стоят на этом. Их не сдвинешь с этого. Советская власть была антисоветская сейчас, а всё они это не отменяют. Надо же когда-нибудь мозги им перевернуть в конце концов. Отменить это, потому что сейчас любое рождение ребёнка наказывается материально в семье.

Дальше. Снять двойное налогообложение. И муж, и жена работает, и оба платят налоги. Семья платит налоги один раз. Но должны быть льготные налоговые вычеты. Третий, четвёртый, пятый ребёнок. Я бы вообще отменил вычет, налоги на семью с тремя, четырьмя и более детьми. Это надо сделать.

Дальше. Кредиты на льготных условиях и предоставление, безусловно, жилья. Вы правильно сказали. У вас 110 тысяч предложений на этот гектар и они там хотят делать жилье. Материнский капитал надо назвать семейным, его увеличить. Сейчас он меньше 10 тысяч. В своё время мы предлагали 50 тысяч долларов. Я помню, премьер-министр тогда у нас был. Он подписал эту бумагу, которая была сочинена  Починком и восемью министрами.        

50 тысяч долларов мы предлагали молодой семье. Но молодой семье на жильё нужны деньги. Деньги в стране есть, надо захотеть. Вот правильно Рыбаковский сказал: стратегия нам нужна, надо захотеть. И чиновникам на местах, и учёным, и политикам.

И последнее, что я хочу сказать. Вот я буду голосовать за Путина. Почему? При всех минусах, которые есть у нас в нашей жизни, нам в стране надо обеспечивать преемственность демографической политики. Какие бы к власти не приходили политики, но они должны демографическую политику не трогать. Вот, как мы её застолбили, научно обосновали на 50 лет вперёд, и мы её должны реализовывать. Вот эта программа семейно-детного образа жизни, ориентация на семью с тремя, четырьмя, пятью детьми, кто бы, какие бы правительственные кабинеты не менялись, но эта программа должна осуществляться во что бы то ни стало абсолютно.

Председательствующий. Спасибо большое, Анатолий Иванович.

Антонов А.И. Я иссяк. Спасибо.

                   . Прямо совсем что ли иссяк?

Антонов А.И. Совсем. Я смотрю, Ольга Николаевна на меня смотрит, я чувствую, что всё, надо закругляться. Всё.

Председательствующий. Давайте.

                   . Я думаю, Анатолий Иванович, он правильно сказал. Надо вообще чтобы Дума возглавила и провела в этом году, не откладывая, всё-таки конференцию по демографическому развитию. Потому что всё то, что говорил он сейчас и многие другие, а ещё много могут наговорить, всё это надо вот сконцентрировать, высказать и потом создавать эти группы и всё прочее, обсудить. Возьмите инициативу на себя. В прошлом, в позапрошлом году мы попросили, я, ну, пользуясь знакомством там с руководством Совета Федерации, провели у них. И, если вы будете проводить, чтобы не было ошибки. Сделали как? Первую часть разделили, выступили чиновники, вот как он говорит, ну, не чиновники, служащие, скажем мягче. А вторую  – учёные. Как только первая часть закончилась, все ушли, и учёные между собой междусобойчик устроили. Вот, чтобы этого не произошло, сделать надо винегрет, винегрет. Если будете делать.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое.

Позвольте предоставить слово ответственному секретарю экспертного совета о проекте Плана работы экспертного совета на весеннюю сессию этого года. Владимир Анатольевич.

                   В.А. Спасибо большое, Ольга Николаевна.

Я хотел всех поблагодарить, во-первых, за интересные доклады и выступления сегодня и сказать, что у вас в раздатке есть проект Плана на весеннюю сессию нашу, проект работы экспертного совета. Значит, мы подготовили план работы вообще-то на год. Но, понимая, что всё-таки надо гнаться не только за количеством, но прежде всего и за качеством, постарались из тех, более чем 100 предложений, которые члены экспертного совета, значит, направили нам для внесения в план на этот год, постарались выбрать наиболее актуальные и, самое главное, в общем-то, те, которые для того, чтобы достичь какой-то эффект, опять же результат, те, которые стоят в повестке заседаний правительства в этом году.

Поэтому вот тот план, который предлагается вам, мы его разослали в электронном виде, он у вас тоже есть. Значит, это план, вот сейчас пока что на весеннюю сессию. Значит, хочу сказать, что основное у нас мероприятие мы планируем провести после внесения в повестку заседания правительства проекта о, значит, законе об Арктической зоне Российской Федерации. Значит, у нас эта история запланирована в правительстве, обсуждение стоит на июнь месяц. У нас это стоит, мы поставили на июль, на июль.

Значит, кроме того, теперь по порядку пойду. Вот тот план, который у вас есть, ну, я бы вот обратил внимание на те заседания, прежде всего, Президиума экспертного совета и «круглые столы», это страничка три, начинается. Мы провели, вот буквально приехали, тоже хотелось бы поблагодарить членов Президиума – Пушкарёва Владимира Александровича и Богоявленского Василия Игоревича, ну, и многих-многих здесь других присутствующих. Значит, в Салехарде провели совместное совещание арктических секций с Советом Федерации при поддержке Администрации Ямало-Ненецкого автономного округа. Была очень насыщенная, интересная программа и очень содержательные выступления. Мы сейчас готовим, сделаем сборник материалов, и его обязательно разошлём.

И хочу проинформировать, что по итогу этого заседания принято, этого совещания, точнее, принято решение, и мы обратились с этим предложением  и к губернатору Дмитрию Николаевичу Кобылкину проводить ежегодные такие совместные совещания, потому что они очень полезные.

Далее. У нас из ближайших мероприятий заседание президиума. 19 февраля будет проходить заседание посвящённое развитию региональной авиации и далее здесь по плану. Я не буду чтобы не терять время. Вы все с этим, так сказать, более подробно ознакомитесь. У нас будет несколько выездных заседаний.

Планируется, что в Архангельске 16-18 апреля совместно с Торгово-промышленной палатой Российской Федерации будет проведено заседание по улучшению предпринимательского климата  и инвестиционной привлекательности районов Крайнего Севера, Арктической зоны и Дальнего Востока.

Далее мы планировали провести выездное заседание в Нарьян-Маре по проблемам формирования приоритетных направлений социально-экономического развития в опорных зонах как  в точках тотальной индустриализации районов Крайнего Севера учитывая опять же, что ныне действующий губернатор является  одним из разработчиков, собственно, этой теории. Поэтому мы считаем и, кроме того, Нарьян-Мар, естественно, является одной из опорных зон, было бы крайне интересно. Кроме того, хотел проинформировать членов президиума экспертного совета о том, что в наш адрес поступило предложение буквально несколько дней назад от   аппарата Комитета по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления Государственной Думы с предложением провести совместное заседание президиума и выездное заседание комитета в Диксоне, посвящённое стратегическому планированию развития территорий, являющихся опорными пунктами развития Северного морского пути. Они предлагают здесь май, июль. У них пока дата не определена. Я думаю, что тоже это интересное предложение и мы будем выходить на Ольгу Николаевну с таким предложением тоже внести это в повестку дня.

У нас здесь есть проблематики связанные с Северным морским путём, с северным завозом, с развитием транспортной системы. Кроме того, хотел проинформировать, что также планируем подступиться каким-то образом  совместно, наверное, с ИЗИСПом к теме, которая звучала у нас на первом заседании президиума. Это тема некой инвентаризации тех законодательных актов, которые сегодня существуют у нас по, так сказать, Арктической зоне и Крайнему Северу. Называется цифра экспертно 500, но на самом деле я думаю, что, так сказать, она никому до конца неизвестна. Поэтому вот эта тема инвентаризации, она крайне важна. Будем её сейчас тоже, к ней подступаться и я думаю, что по мере того как будет у нас набираться материал и будут исследования эти мы обязательно в этом году посвятим заседание вот как раз этому вопросу.

О чём я хотел попросить уважаемых членов президиума. Во-первых, те все предложения, которые поступили у нас сегодня в ходе такого бурного обсуждения…. Конечно, тема демографическая, она не может никого оставить равнодушным. Мы бы хотели попросить до 8-го числа прислать в наш адрес, в адрес секретариата все предложения и замечания по тем рекомендациям, которые у вас есть тоже в раздаточных материалах для того чтобы мы их максимально могли отформатировать и, соответственно, уже направить эти предложения в адрес Председателя Государственной Думы. И то же самое мы хотели попросить, чтобы вы тоже вот буквально на этой неделе. Давайте до конца недели, то есть до 9-го числа. Ещё раз посмотрели уже конкретно тот план, который перед вами, и если у вас есть какие-то замечания и предложения, то тоже в максимально короткий срок. Вот дали… Понимаю уже, что в принципе тематика здесь есть. Но всё равно какие-то, я думаю, мы можем сделать уточнения.   

Кроме того, здесь есть столбик с инициаторами, тут стоят фамилии, мы даже не все это согласовали, если честно, поэтому, если кто-то с чем-то не согласен или у кого-то есть какие-то дополнения и предложения, мы будем очень благодарны и, конечно же, всё это внесем в наш план совместный.

И, Ольга Николаевна, позвольте, Валерий Вениаминович Бабкин просил слово в рамках обсуждения плана, позвольте предоставить тогда слово.

Бабкин В.В. … Спасибо. Это внебюджетная организация, она объединяет около 60 человек, известных производственников, предпринимателей, ученых, и она занимается разработкой стратегии. Уже давно в воздухе висит мнение о том, что нужен федеральный закон развития Арктической зоны. Так вот, наши специалисты, которые объединяют, в том числе, экспертов, больше десяти человек, которые связаны государственными органами, по своей инициативе предложили разработать, сами себе предложили разработать принципы разработки вот этого закона.

В течение нескольких месяцев эта работа была закончена и попросили Ольгу Николаевну нашу инициативу поддержать в рамках плана, о котором говорил Владимир Анатольевич и распространить среди всех членов экспертного совета на предмет либо дачи замечаний, либо развития и так далее. Прошу поддержать эту инициативу. Материалы нам переданы, и мы сделаем всё, что от нас требуется. Спасибо.

                   . Спасибо большое, Валерий Леонидович. Я, позвольте, еще буквально одну секунду. У нас поступило от Вячеслава Николаевича предложение (от Вячеслава Николаевича …) предложение посвятить одно из заседаний президиума опыту реализации программы повышения уровня и качества жизни населения Республики Саха (Якутия) на 2015-2030 годы.

Дело в том, что очень многое сегодня говорилось (и в Салехарде мы были), очень много говорилось именно по вопросам именно этих понятий, то есть качества жизни, уровня жизни. Есть очень хороший опыт, тем более здесь присутствует Галина Иннокентьевна, поэтому хотел тоже, пользуясь случаем, обратиться. Мы в принципе поставили это в план на год, то есть пока без даты, потому что, естественно, это надо всё согласовывать, на правительство выходить и так далее. Мне кажется, эта тема она заслуживает крайнего, такого пристального внимания от изучения этого опыта. Спасибо.

                   . Извините, продолжайте. Как-то надо бы где-то застолбить это, как проект какой-то, чтобы мы имели возможность с республикой начать взаимодействовать уже не просто на словах, может быть, здесь к этому плану приложить какие-то перспективные вопросы, какие на второе полугодие.

                   .  У нас есть готовый план сверстанный до конца года. Просто мы его сейчас не стали, чтобы не мешать всё в кучу. И предложение следующее. До конца недели отработать план вот этот на весеннюю сессию и запустить его, потому что нам необходимо составить уже официальную бумагу на Председателя Государственной Думы. И далее параллельно уже начать, мы разошлем тогда план до конца года, и уже спокойно будем его смотреть и отрабатывать.

                   . Вопрос можно еще одни? По рабочим группам, формирование рабочих групп, там как-то работа запланирована, по их работе?

                   . Спасибо. Мы тоже опросным порядком послали письма всем участникам экспертного совета, получили ответы, сформировали в принципе эти рабочие группы. Я думаю, что мы опять же в электронном виде вам их все разошлем. И кто-то, если опять же с чем-то будет не согласен или какие-то, может, неточности, еще раз уже окончательно соберем предложения и следующее заседание президиума просто уже, я думаю, эти списки прямо разложим в раздатку, чтобы вы уже могли их увидеть.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, основные доклады мы уже выслушали. Если кто-то хочет выступить в пределах дискуссии, в пределах трех минут, то, пожалуйста, заявляйтесь. Валерий Вениаминович Бабкин.

Бабкин В.В. Демографически, очень много идет сведений о просто катастрофическом состоянии целого ряда вопросов.

В то же время имеются серьёзные положительные примеры о том, как надо работать с Арктикой, как надо решать демографические проблемы. Как нужно взаимодействовать другим частям. Не надо думать о том, что Арктика – это какая-то особая зона. Она должна активно взаимодействовать с материком, это важный такой элемент. Причём эти связи должны не только на уровне документов работать, но и на уровне производственных процессов, на уровне научных технологий там и так далее. Надо связывать это дело всё воедино. Поэтому я вам сейчас несколько покажу вот таких примеров, чтобы было ясно, как нужно действовать для того, чтобы, значит, иметь положительный результат.

Я попрошу слайд, там про Аляску есть. В Аляске имеется 774 тысячи жителей. Это их демография. И они получают… ВВП 44 миллиарда долларов. Если сравнивать с ДФО, это в восемь раз выше, чем у нас. В чём дело, хотелось бы знать. И здесь, значит, не только нужно рассматривать такие процессы, как послать людей в Арктику, как там рождаемость увеличить, какие, значит, другие вещи решать, сколько построить там больниц, школ и так далее. Это не так легко всё объяснить. Вот в этой связи, да, абсолютно одинаково, ландшафт, климат, это всё    наше было. И там те же самые полезные ископаемые находятся и так далее. И такая дикая разница. Вот мы пытаемся сейчас разобраться вот в этом деле силами нашего института. И, значит, я уже некоторые выводы вам скажу, в чём дело.

                   . Аляска – это единственный штат, который требует отделения от США. На высшем уровне.

                   . Тут такая история. Значит, Арктика богата невероятно минеральными ресурсами. Причём есть минеральные ресурсы, которые являются уникальными, которых, вообще-то, на земном шаре истощаются, эти ресурсы. Это вообще такое, задуматься, это очень странный процесс будет происходить. Земной шар есть, а ресурсов, которые необходимы для того, чтобы нормально жить на земном шаре, они истощаются. В этом смысле, значит, то, что имеется в Арктике, оно является абсолютно уникальным.

Если все минеральные, значит, ресурсы там, газ, нефть и так далее, всё вместе сложить, из них чрезвычайно важным является ресурс фосфора. Потому что фосфор, он формирует клетку в живой природе, и, значит, человеческий мозг участвует и так далее. Мир беден фосфором невероятно: всего лишь только три серьёзных месторождения в мире существует. И одно из этих – это во Флориде, это в Марокко и, слава богу, у нас. При этом вот это месторождение является уникальным по своим размерам, по своей чистоте и так далее. Мы эту уникальную возможность до сих пор ещё не востребовали, то есть не воспользовались ей в полной мере.

Я занимался не просто, так сказать, какими-то исследованиями, а в течение 18 лет я руководил одним из звеньев промышленного развития вот этого региона, значит, который связан с фосфором. И что в результате этого дела получилось? Покажите вот такую картинку. Это Череповецкий кластер. Тут такая история. Когда были открыты месторождения в Хибинах, академик Ферсман очень быстро провёл научные исследования, которые позволили из апатитовых руд получать апатитовый концентрат. Это уже само по себе…

Дальше. Это уже само по себе… дальше-дальше-дальше. Это уже само… Это как раз те люди, которые работают с нами над этими проблемами. Самое интересное заключается в том, что на этом не надо было останавливаться. Это все понимали. Помимо, значит, концентрата добычи, он продаётся, но он стоит очень дёшево – 40 долларов за тонну. И с удовольствием берут, нет ограничений. Весь мир хочет иметь наш концентрат. Но при этом, значит, надо идти дальше по технологической цепочке и вот эти цепочки позволяют дальше получать удобрения, удобрения уже стоят 280–300 долларов за тонну. Удобрения вообще-то лучше бы вносить в Российские почвы и не торговать, а существующая стратегия побуждает нас, вот этот слайд. А, значит, существующая стратегия Минэнерго и Минпромторга побуждает нас к тому, чтобы мы всё больше и больше увеличивали продажу этих удобрений.

Мы всё больше и больше увеличивали продажу этих удобрений. Министр Ткачёв, он идёт правильным путём. Он торгует продовольствием и всё время увеличиваем. Мы впервые уже занимаем определённую  нишу по продаже продовольствия. Вот это тот путь. Вот тут уже если вы торгуете продукцией животноводства и растениеводства, 500-600 долларов вы будете продавать, значит если  эквивалентные единицы перевести. Но этого пока нигде не делается, потому что везде призыв. Продавайте пакетовый концентрат, продавайте удобрения. До 21 миллиона доведите эти продажи. Это расписано в концепции, которая действовать будет до 2030 года. Мы категорически против вот этого пути. В результате что получилось. Я сказал, мы занимались этим делом в течение 18 лет.

В Кировске имеется месторождение апатитов, о которых я сказал и страшно серьёзный был вопрос, вернее, такой очень мощный был вопрос в 60-х годах. Хорошо. Есть апатитовый концентрат. Херсман доложил Сталину. Работает, за три года всё сделали, всё прекрасно, а теперь надо получать удобрения. А где размещать завод по производству удобрений? Это очень сложные технологии. Это технологии, которые требуют тысяч людей, профессионалов. Всего для того чтобы перерабатывать апатитовые концентраты нужно было 7 тысяч человек. Это профессионалы. А если семьями это 28 тысяч человек. Где их взять? Это готовые специалисты должны были быть ведь ставился вопрос. Будем это делать в … или это будем делать на резервной площадке в Череповце.

Что касается резервной площадки в Череповце. Она вроде бы и хорошо, но, с другой стороны, надо было возить больше чем за тысячу километров сырьё. Мнения разделились и один человек, который.... Его фамилия Семёнов. Главный инженер проекта. Я присутствовал ещё юношей на этом совещании, которое проходило в Москве. Вот они решали вопрос, где в … или в Череповце, в Вологодской области. И все эти споры Семёнов взял в свои руки жёсткие и сказал в адрес тех людей, которые говорили: «Нечего возить на такие дальние расстояния. Будем строить в …» Он сказал: «Ну хорошо». Но вы должны понять бред идеи, которую вы предлагаете. Вы знаете о том, что вам придётся белых медведей учить профессии аппаратчиками химических производств и этот аргумент возымел действие и построили вот это предприятие второе в Череповце. А потом всё, что было связано с…

Председательствующий. Валерий Вениаминович, извините. Ваши 3 минуты исчерпаны.

         В.В. Заканчивать?

Председательствующий. Да, заканчивать.

         В.В. Я хочу сказать следующее. Здесь видно, что в результате этого дела получилось. 300 миллионов долларов в год в этот кластер, который против всех законов кластера, потому что должна быть географическая близость. В настоящее время получает. Сейчас в этом кластере нет пределов в получении выручки. Даже специально приостанавливают производство. Есть проекты, есть колоссальные потоки и он будет развиваться и впредь. В результате чего смотрите. Соединили Арктику, соединили материк и соединили несколько морей. В 100 стран мира направляется продукция. Кто мешает вот этот опыт, что мешает этот опыт распространить на другие проекты подобного рода? Вот здесь говорили о проекте Михельсона по сжиженному газу. Ну хорошо. Сжижили, отправили. А что от этого получит Россия? А что от этого получат регионы, которые с этим делом связаны? Мы-то организовали производство по технологической цепочке и все продукты, которые у нас получаются, все они потребуются, все они нужны.  А тут танкеры пойдут. Никакого большого успеха это … В десять раз в России меньше заводов по газопереработке чем в Америке. В десять раз и эта тенденция продолжается. Спасибо.

Председательствующий. Это как раз к вопросу, где в будущем деньги брать на социально-экономическое… Хорошую социально-экономическую жизнь нашего населения, на жильё в том числе.

Уважаемые коллеги, мы заканчиваем наше заседание. Очень признательна вам за участие. 

Напоминаю, что все предложения, любые мысли, которые у вас возникнут, и в проект плана работы, и в принципе любые идеи вы можете направлять ответственному секретарю Владимиру Анатольевичу Мищенко по тем реквизитам, которые указаны в раздаточных материалах. На этом мы заканчиваем наше заседание. Спасибо вам огромное.

 
Joomla SEO powered by JoomSEF