Главная / Новости / 8 февраля 2018 года на площадке Общественной палаты Российской Федерации при участии ИСЭПН РАН прошел Всероссийский вебинар на тему «Демографические тенденции и семейная политика: в единстве или противоречии?»
12 Апреля 2018

Всероссийский вебинар на тему«Демографические тенденции и семейная политика: в единстве или противоречии?»на площадке Общественной палаты Российской Федерации 8 февраля 2018 года

 

8 февраля 2018 года в Общественной палате Российской Федерации ( ОПРФ ) состоялся Всероссийский научно-практический экспертный вебинар на тему «Демографические тенденции и семейная политика: в единстве или противоречии?», организованный Институтом социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук (ИСЭПН РАН ) совместно с Общероссийской общественной организацией «Национальная родительская ассоциация социальной поддержки семьи и защиты семейных ценностей» (НРА) и комиссией ОПРФ по общественному контролю и взаимодействию с общественными советами.

По словам организатора вебинара Журавлевой Елены Константиновны, м.н.с. ИСЭПН РАН, эксперта НРА, это был уже второй вебинар на данную тему. Первый семинар, состоявшийся 6 декабря 2016 года на площадке ИСЭПН РАН, также организованный в сотрудничестве с НРА, имел широкий общественный резонанс и вызвал большой интерес в научных и общественно-политических кругах, а также среди специалистов-практиков в разных регионах РФ. Поэтому с целью максимального расширения заинтерсованной аудитории было принято решение перенести проведение второго вебинара на площадку Общественной палаты Российской Федерации.

Целями и задачами проведения вебинара являются разработка мер государственной семейной политики, призванных нивелировать неблагоприятные демографические тенденции в Российской Федерации, обсуждение основных демографических тенденций, прогнозов, оценка текущего положения российской семьи на фоне кризиса, а также определение основных факторов, определяющих современные демографические процессы в российском обществе, в том числе, репродуктивные установки населения.

В вебинаре приняли участие видные учёные и практики – демографы, экономисты, социологи, психологи, педагоги, правоведы, а также представителей различных общественных организаций. В частности, специалисты в области демографии, экономики домохозяйств, социального законодательства, семейной и молодежной политики, профильные комитеты по демографической и семейной политике, научные и общественно-политические деятели, в том числе, спикеры из регионов России в режиме он-лайн трансляции по сети Интернет.

С приветственным словом к присутствующим обратился Алексей Владимирович Гусев, кандидат исторических наук, ответственный секретарь Общероссийской общественной организации «Национальная родительская ассоциация социальной поддержки семьи и защиты семейных ценностей». В своем слове А.В. Гусев отметил, что сама встреча ИСЭПН РАН и НРА на площадке ОПРФ свидетельствует о важности диалога – диалога науки и общества, в рамках которого мы рассматриваем важнейшую стратегическую и многогранную проблему демографии с точки зрения науки и с точки зрения общества, что для обеих сторон, несомненно, является взаимно полезным. И символично, что вебинар проходит в День российской науки, с которым поздравил всех присутствующих и причастных к научной деятельности и пригласил к диалогу.

Со вступительным словом выступил Сергей Игоревич Рыбальченко член ОПРФ генеральный директор АНО «Институт научно-общественной экспертизы», член ряда общественных советов и организаций, в том числе, член Общественных советов Минтруда России, Роструда а также созданного в 2016 году Общественного совета Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка. В своём выступлении Сергей Игоревич приветствовал участников вебинара, а также отметил, что демография является темой, которой ОПРФ, в частности, комиссия по поддержке семьи, материнства и детства, другие комиссии уделяют самое пристальное внимание, эта тема звучит на пленарных заседаниях ОПРФ, напомнил, что 2 ноября 2017 года ОПРФ совместно с ИСЭПН РАН провели Общественные слушания на тему «Устойчивое развитие в контексте демографической и семейной политики», а также отметил, что ОПРФ понимает, что без демографической и семейной политики практически невозможно обеспечить будущую устойчивость России, как государства, в геополитическом, экономическом и социальном аспектах. Поэтому все научно-практические семинары, которые затрагивают демографическую и семейную политику, являются очень важными и своевременными. При этом разделить демографическую и семейную политику между собой очень сложно, поскольку они в значительной степени пересекаются, ну, а если с точки зрения специалистов такие различия и противоречия, всё же, существуют, то хотелось бы их услышать для учёта в практической работе и устранения указанных противоречий. С.И. Рыбальченко отметил, что, на его взгляд, гораздо больше различий между демографической и социальной политикой, поскольку объектом демографической политики является исследование населения и домохозяйств, а объектом исследования социальной политики, по большей части, является индивидуум и гражданин. При этом в ходе реализации социальной политики виден ряд проблем, в частности, одним из способов решения проблемы бедности может быть сокращение числа детей, что автоматически приведёт в конечном итоге к сокращению числа бедных. Но, рассматривая проблему бедности в демографическом контексте, становится понятным, что социальную политику нужно будет разворачивать в сторону демографических методов, в частности, в сторону поддержки семьи. Таким образом, рекомендации, которые участники вебинара смогут выработать в данном направлении, будут ещё одним весомым аргументом для деятельности органов власти, которые иногда не видят различий между двумя направлениями – между демографической и социальной политикой.

 

 

Социально-демографический комплекс,
как основа развития российского общества

Локосов Вячеслав Вениаминович, д.социол.н., профессор, директор ИСЭПН РАН

 

Со вступительным докладом на тему «Социально-демографический комплекс, как основа развития российского общества» выступил директор Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук , доктор социологических наук, профессор Вячеслав Вениаминович Локосов и, предваряя свой доклад, также поздравил собравшихся с Днём российской науки и выразил надежду, что проводимый вебинар покажет, как минимум, полезность фундаментальных научных исследований, проводимых в нашей стране.

В докладе Вячеслав Вениаминович отметил, что в настоящее время самыми популярными концептуальными подходами, дающими картину современного состояния нашего общества и прогнозирование его дальнейшего развития, являются такие модные и широко обсуждаемые концепции, как «Индустрия 4.0», «Новая индустриальная революция», «6-й технологический уклад», «Цифровая экономика», «Экономика знаний» и тому подобные, которые в ряде случаев имеют практически признанный официальный статус. Однако, по мнению докладчика, общей отличительной черной и сутью указанных концепций являются доминанты экономоцентризма и технократизма, подчиняющие себе все прочие сферы жизни общества. Существуют и параллельные концепции, такие как «Экономика счастья» и другие, которые больше внимания уделяют неэкономическим факторам. Но, всё же, технократический подход является доминирующим, который относит на второй план проблематику человека и социально-демографические аспекты. Для современной России такой подход является особенно опасным по целому ряду причин, сутью которых является, если не катастрофическое, то весьма серьёзное, истощение за последнее столетие людских ресурсов.

В этой связи Вячеслав Вениаминович напомнил об изданной в 1906 году работе Д.И. Менделеева «К познанию России», в которой был сделан прогноз о росте численности населения России к 2000 году до 594 млн.чел. Если из этого числа исключить порядка 25% населения, которое мы потеряли в связи с уменьшением территории современной России по сравнению с дореволюционной из-за выхода из её состава Прибалтики, Средней Азии, Закавказья т.д. остается порядка 450 млн.чел. Сделав поправку на снижение уровня рождаемости, характерное для, так называемого, «демографического перехода», останется 280 млн.чел. Однако современная численность населения России практически в 2 раза меньше указанной цифры. Можно предположить, что цифра в 140 млн.чел. и составляет численность тех потенциальных и реальных демографических потерь, которые страна понесла в ходе постигших её за последние 100 лет испытаний, таких как революции и войны.

Кроме того, впервые в своей истории в постсоветский период Россия испытала в мирное время столь длительный период депопуляции, за который естественная убыль населения, по подсчётам официальных статистических органов, составила 13 млн.чел., что сопоставимо по численности с уровнем потерь в Великой Отечественной войне. К подобным военным сводкам потерь также близки сведения о потерях мужчин трудоспособного возраста от убийств, самоубийств и случайного отравлений алкоголем, которые за последние 25 лет составили 3 млн.чел., что тоже весьма существенно.

Первый этап депопуляции завершился в 2013 году, но перерыв в депопуляции продлился всего 4 года, и за 2017 год естественная убыль населения составила более 134 тыс.чел., рождаемость снизилась почти на 11%, по сравнению с 2016 годом. То есть, «демографическую яму» 1990-х годов оказалось очень трудно преодолеть. Согласно демографическим прогнозам Росстата и другим депопуляция в России будет сохраняться ещё длительное время.

Ещё одним фактом, на который докладчик хотел бы обратить внимание, это то, здоровье каждого последующего поколения хуже здоровья поколения предыдущего, к этому выводу пришли исследования основателя ИСЭПН РАН Натальи Михайловны Римашевской. Доля первой группы здоровья детей, не имеющих отклонений по всем избранным для оценки здоровья критериям, сократилась за последние 25 лет с 49 до 9%. Анализ лонгитюдного исследования, проводимого коллегами в Вологодском научном центре, которые проводили исследования с 1995 по 2010 год приводит к сходным выводам. По оценке генпрокурора Российской Федерации Юрия Чайки за последние 20 лет доля молодых людей, годных к службе в армии, сократилась на треть. Таким образом, помимо серьёзных количественных проблем с численностью населения, Россию ожидают ещё и серьёзные качественные проблемы в данной сфере.

Указанные тяжёлые социально-демографические проблемы имеют ряд серьёзных социально-экономических, геополитических и иных последствий, среди которых чаще всего называют старение населения, малонаселенность территорий Сибири и Дальнего Востока, дефицит трудоспособного населения. А также докладчик обратил внимание на ещё одно важное последствие, которое как-то стараются обойти стороной – рост вероятности изменения этнической структуры населения. По косвенным данным, за последнее десятилетие доля русских в России сократилась с 82 до 75%. Данная тенденция вызывает определённые опасения. К сожалению, с 2007 года прекращён сбор статистических данных с дифференциацией по этническим группам, что может отчасти считаться повторением печального советского опыта, когда официально считалось, что национальный вопрос, якобы, окончательно решён, а не деле он фактически игнорировался.

Указанные проблемы социально-демографического характера не остались незамеченными руководством, что, конечно, является большим плюсом. Свидетельством тому являются меры интенсивной демографической политики, которая началась с 2006 года. А также известно, что в декабре 2017 года принят новый пакет мер в сфере демографической политики. Однако, даже если все целевые показатели, установленные для концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, будут достигнуты, депопуляция не будет преодолена.

Конечно, важную роль в наступлении депопуляции играют объективные социально-экономические факторы, такие как бедность, недофинансирование социальной сферы, ухудшение медицинского обслуживания. Данные, которые в своём исследовании привела Ирина Петровна Каткова (см. далее) – с 1995 по 2013 год доля собственных средств в финансировании здравоохранения увеличилась с 17 до 48% при считающемся ВОЗ предельно критическим пороговом показателе в 20%, причём эта тенденция наблюдается исключительно только в России.

Ещё одним фактором является низкий уровень и качество жизни абсолютного большинства населения. В ИСПЭН РАН были проведены расчёты, насколько увеличивается вероятность попадания в категорию бедных в связи с рождением в семье одного, двух, трёх детей и т.д.

Перераспределение собственности, которое состоялось за последние пару десятков лет и вернуло наше общество на 100 лет назад, требует серьёзного внимания, поскольку, несомненно, это общемировая тенденция. В 2017 году были опубликованы исследования о том, как с 1956 по 1989 год шло перераспределение роста доходов в пользу бедных, и что происходит в России с 1989 по 2016 год, когда, фактически, рост доходов наблюдается почти исключительно в имущественно обеспеченных группах населения.

Несмотря на понятность процессов, происходящих в российском обществе, необходимо надеяться на кардинальные социально-экономические изменения, на изменение системы распределительных отношений. Долгие годы предпринимаются попытки провести изменение налоговой шкалы в сторону введения прогрессивного налога.

Вячеслав Вениаминович остановился на более положительных факторах в сложившейся ситуации.

Прежде всего, существуют положительные тенденции, отражающие укрепление социального здоровья населения России: уделяется большее внимание здоровому образу жизни, наблюдается уход от патерналистских ориентаций в сторону активистских партисипаторных ориентаций, вызывает поддержку проходящая системная модернизация экономики. Но на траектории построения цифровой экономики и общества знаний российское общество становится трудоизбыточным, в связи с чем риски второго этапа депопуляции будут отчасти сняты.

Не преуменьшая значение социально-экономических факторов, следует отметить, что важнейшее влияние на уровень рождаемости оказывает доминирующий в обществе этос – система ценностей. В этом смысле российское общество осталось в определённой степени предрасположенным к патриархальности, а значит в нём есть потенциал к укреплению семейных отношений и росту рождаемости. Более того, эта предрасположенность в условиях своеобразного российского рынка и примитивизации социальных отношений укрепляется.

В только что вышедшей монографии Института социологии РАН, который проводил в 2017 году соответствующее исследование, сделан вывод относительно семейных отношений: «В современном российском обществе, особенно в Москве, происходит демодернизационный откат в представлении о распределении гендерных ролей в семье. Позиции, основанные на рациональности или идее гендерного равенства постепенно замещаются традиционными представлениями».

Среди социальных причин обратил внимание

Россия продолжает оставаться крестьянской страной. И дело здесь не в том, что большая доля населения, более 25% проживает в сельской местности, а 40% горожан имеют дачные – гораздо важнее, что процесс советской урбанизации проходил столь стремительно и специфически, что значительная доля граждан продолжает жить по правилам традиционной крестьянской общности с её родственным соседскими и другими привязанностями. Несмотря на определённые успехи неолиберального воспитания людей в рамках представлений индивидуального расчёта, произошла, скорее, консервация коллективизма социальных практик, ориентации на семью, домохозяйство. И поэтому вернуть часть российского общества к традиционным ценностям, в том числе, к многодетности, будет проще, чем в случае глубоко индивидуализированных, феминизированных или трансгендерных обществ.

Также одной из благоприятных предпосылок демографического роста является возрастание уровня воцерковлённости населения. Несмотря на значительный разброс данных об уровне воцерковлённости населения, предоставляемых различными социологическими центрами – от 10 до 29%, все они фиксируют тенденцию увеличения уровня воцерковлённости. Это несомненно, будет иметь влияние на образ жизни, на отношение к семье, на воспитание детей, на отношение к абортам и т.д. Не преувеличивая значение религиозного фактора можно констатировать, что его роль в социально-демографическая роль в России на уменьшается, а возрастает.

Высокий уровень рождается объясняется не только ценностными установками людей, но и прагматическим интересом обеспечения благополучной старости за счёт помощи детей. Хорошо известно, что в России в результате проведения реформ старшее поколение оказалось крайне уязвимым, достаточно лишь назвать уровень проблем пенсионного обеспечения. Поэтому прагматический интерес к рождению детей может быть снова возобновлён.

При современной раскрепощённости сексуальных отношений самоценность семьи и рождения детей абсолютным большинством граждан не ставится под сомнение.

Многолетние мониторинги под руководством Лапина, Андриенкова, Института социологии РАН все говорят об одном и том же: среди жизненных приоритетов российских граждан создания семьи и рождения детей находятся на первом месте, в том числе, среди молодёжи.

То есть, в России существуют субъективные социокультурные предпосылки для повышения уровня рождаемости. Пока эти предпосылки проигрывают негативным социально-экономическим факторам. Но возможно, что растущие угрозы национальной безопасности заставят россиян, российские власти лучше понять, что рождение детей, многодетность, другие социально-демографические показатели являются важнейшим критерием эффективности развития общества.

Нужно исходить из понимания того, что ни топливно-энергетический комплекс, ни оборонно-промышленный, ни агропромышленный или какие-либо иные экономические комплексы – все эти несомненно важные комплексы не выведут общество из кризиса без развития социально-демографического комплекса, которому следует отдавать приоритет. Ведь именно в рамках этого комплекса производится и распределяется человеческая энергия, именно в нём формируется человеческий потенциал. Поэтому именно развитие данного комплекса определяет жизнеспособность общества и, в конечном счёте, его конкурентоспособность.

На этом основании можно сделать базовый вывод о том, что воспроизводство и развитие населения является главной целью общественного развития, а социально-демографическая проблематика является главным предметом исследования общественных наук.

Об актуальных проблемах современного мира и их влиянии на демографические процессы России

Гусев Алексей Владимирович, к.и.н., ответственный секретарь координационного совета Общероссийской общественной организации «Национальная родительская ассоциация социальной поддержки семьи и защиты семейных ценностей».

Далее с докладом на тему «Об актуальных проблемах современного мира и их влиянии на демографические процессы России» выступил, кандидат исторических наук, ответственный секретарь координационного совета НРА А.В. Гусев, который в своём выступлении отметил созвучие в своих подходах с докладом В.В. Локосова и обратил внимание на факторы, которые в своём большинстве являются цивилизационными проблемами современности, которые, безусловно, влияют на проблему человека и формируют на сегодняшний день, по мнению докладчика, колоссальную степень детского одиночества на фоне общей проблемы одиночества человека в современном мире. При этом детство представляет собой ключевое явление, определяющее перспективы развития нации, в том числе, демографическое развитие. Резюмируя своё выступление, Алексей Владимирович отметил, что изменить ситуацию человек может только сам, изменив прежде всего, самого себя, направив все свои усилия и свободное время на духовный рост и повседневное каждодневное укрепление духа. При этом одним из фундаментальных призывов к нормализации демографической ситуации должен быть призыв: «Давайте любить своих детей и проявлять к ним максимальное внимание!», - не ожидая при этом какой-либо благодарности в скором времени. Их благодарность будет скрытой, но при этом самой важной по своим последствиям, которая будет выражена как в сохранении нации, так и в сохранении родной страны.

После своего доклада А.В. Гусев предоставил слово представителям регионов России, принимавших участие в вебинаре в режиме он-лайн трансляции по сети Интернет.

Первыми выступили спикеры из Вологодской области.

«Социальная поддержка семей с детьми в Вологодской области»

Корюкина Алла Леонидовна, начальник управления социальных выплат, начальник управления социальных выплат Департамента социальной защиты населения Вологодской области;

Алла Леонидовна привела статистику региональных выплат и мер социальной поддержки указанной категории граждан.

Она, в частности сообщила, что в настоящее время в Вологодской области проживает 170 000 семей с детьми, в которых воспитываются 242 000 детей. Из 170 000 семей 15 000 являются многодетными, что составляет почти 9% от общего числа семей. В многодетных семьях воспитывается каждый пятый ребёнок региона, всего 49 000 детей.

Законодательством области установлено очень большое число мер социальной поддержки, суммы которых сильно разнятся. Так, нижней границей выплатой является 172 руб.50  коп. ежемесячное пособие в базовом размере и 100 000 руб.– региональный материнский капитал, установленный в Вологодской области в виде единовременной денежной выплаты.

Всего из регионального бюджета на поддержку семей с детьми направляется 2,5 млрд.руб. Для сравнения, всего в сфере социальной защиты поддержка, оказываемая по категориальному пожилым гражданам и инвалидам, составляет 4,7 млрд.руб. При этом получателями выплат являются 60 000 семей с детьми и 200 000 лиц, относящихся к прочим категориям пенсионеров и инвалидов. Особенностью предоставления поддержки семьями с детьми является адресная помощь, когда большинство мер социальной поддержки предоставляются с учётом уровня дохода семьи.

Также Алла Леонидовна отметила крайнюю весомость в бюджете семей новой меры поддержки семей – выплаты на первого ребёнка, предоставляемой с 2018 года, за получением которой уже обратились около 50% семей, в которых появился первый ребёнок с начала нового 2018 года. При этом очень важно, что указанные выплаты осуществляются не из регионального, а из федерального бюджета, поскольку бюджетам многих регионов будет крайне сложно их осуществлять.

Для иллюстрации статистики мер помощи многодетным семьям, которые сложились в регионе, Алла Леонидовна привела статистику мер поддержки семьям, в которых родился третий ребёнок. Семьи, в которых родился третий ребёнок, начали получать такую значимую поддержку, после 2011 года. В Вологодской области все семье, в которых родился третий и следующий ребёнок, начиная с июля 2012 года получают материнский капитал в размере 100 000 руб., независимо от уровня дохода семьи При одновременном рождении 2-х и более детей семья получает по 100 00 руб. на каждого ребёнка, при условии наличия в семье до этого не менее 2-х детей..

А также с 2013 года в регионе введена очень востребованная ежемесячная выплата в размере прожиточного минимума на третьего и последующего ребёнка, которую с учётом дохода получают малоимущие семьи до момента достижения данным ребёнком возраста 3-х лет, как раз в тот период, когда достаточно сложно получить место для ребёнка в детском саду, а мама не может выйти на работу. В настоящее время размер данной выплаты составляет 10 637 руб. в месяц.

Для иллюстрации того, насколько, в том числе, указанные меры повлияли на рождение третьего и последующего ребёнка была приведена статистика рождения указанной категории детей. Так, в 2013 года в Вологодской области родилось 2400 детей, а в 2017 году 3014 детей указанной категории. При этом цифра 2013 года характеризует скачок на 30% по сравнению с показателем предыдущего 2012 года. Что свидетельствует о том, что введение областного материнского капитала и выплат на третьего и последующего ребёнка простимулировало очень многие семьи к принятию решения о рождении детей. При этом за указанные годы число многодетных детей выросло на 70% с 8900 семей в 2013 году до 15300 семей на февраль 2018 года, в которых воспитываются трое и более детей.

Многодетные семьи получают 30% компенсацию расходов на оплату жилья и коммунальных услуг, а также широко пользуются субсидиями на оплату жиль которая предоставляется независимо от числа членов семьи и позволяет компенсировать фактические расходы, при этом наиболее нуждающиеся семьи не затрачивают собственные средства на оплату жилья, получая из бюджета полную компенсацию расходов на указанные цели.

После достижения ребёнком возраста 3-х лет, когда прекращается предоставление выплат в размере прожиточного минимума, предоставляется адресная социальная помощь малообеспеченным семьям с детьми. Более 60% семей в регионе являются малоимущими, при этом значителен процент малоимущих и среди семей, имеющих менее троих детей. С указанной категорией граждан работа ведётся адресно и комплексно, когда государственная социальная помощь предоставляется в зависимости от конкретной ситуации в каждой отдельной семье.

Около 20 000 семей региона получают поддержку в виде единовременной помощи, предоставляемой в конкретных трудных жизненных ситуациях.

Приоритетной является социальная помощь, предоставляемая на основании социального контракта, который получают в регионе ежегодно до 2000 семей с детьми. Социальный контракт позволяет проработать с каждой конкретной семьёй индивидуальные мероприятия, которые позволяют семье выйти на самообеспечение, все же настаивая на том, что родители должны работать, а в сельской местности развивать личное подсобное хозяйство и самостоятельно обеспечивать таким образом семью. Поэтому наиболее приоритетной формой поддержки семьи, в которой дети уже подросли, а родители имеют возможность работать или заниматься личным подсобным хозяйством является адресная социальная помощь.

Печникова Марина Анатольевна, директор Благотворительного фонда «Дорога к дому» компании «Северсталь», член комиссии по социальным вопросам Общественной палаты Вологодской области рассказала о с истемной поддержке семей с детьми, находящихся в кризисной ситуации, оказываемой Благотворительным фондом «Дорога к дому» вот уже на протяжении 12 лет. При этом ежегодно услуги фонда получают около 16 000 человек. При этом все эти годы работа фонда ведётся в тесном сотрудничестве с правительством Вологодской области, с учреждениями социальной сферы, здравоохранения и образования. Фонд приходит на помощь в тех случаях, когда у государства иногда не хватает возможностей и ресурсов.

Семьям с детьми, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, предоставляются различные бесплатные услуги – психологические, юридические, социальные, гуманитарную помощь. Так, например фонд открыл ясли для детей от 2-х месяцев из тех семей, в которых произошли те или иные трудные жизненные ситуации и мамы стоят на грани принятия решения отказа от ребёнка и помещения его в дом ребёнка. Эти ясли помогают буквально перехватывать ситуацию и мамы получают возможность приводить утром ребёнка, а вечером забрать его, что позволяет им не разлучаться. В арсенале фонда есть услуги по предоставлению временного жилья в ситуациях, когда семья с ребёнком оказалась буквально на улице, чаще всего это бывает одна мама и такие ситуации, к сожалению, нередки. Фонд оказывает услуги «передышки» семьям, в которых воспитывается ребёнок-инвалид. А также фондом в большом количестве предоставляется домашний помощник для многодетных мам. И такие услуги, которые предоставляются родителям, которые злоупотребляют алкоголем или осуждены условно, оказываются фондом в большом количестве.

При этом главной целью является не просто оказание конкретной услуги, а помочь семье поверить в свои силы, найти внутренние ресурсы для того, чтобы в последующем самостоятельно решать свои трудные жизненные ситуации, чтобы выйти из социальной изоляции, чтобы растить и воспитывать своих детей в нормальных условиях, а также для того, чтобы у родителей было понимание, что в любой трудной жизненной ситуации они не окажутся одни, кто-то обязательно придёт им на помощь, чтобы, в конечном итоге они не боялись рожать детей и знали, что, что бы ни случилось, всегда найдется какой-либо фонд или организация, которая обязательно протянет им руку помощи.

Вторым важным направлением работы фонда также является информирование родителей, воспитание ответственного родительства, пропаганда нормальной традиционной семьи, обычных человеческих ценностей.

«Наука и общество: социальное партнёрство
как фактор для позитивных изменений демографических процессов
в современной России (на примере Уральского демографического форума)»

Золотницкая Людмила Викторовна , ответственный секретарь Свердловского регионального отделения НРА.

Людмила Викторовна отметила, что партнёрство в самом широком смысле является очень важным, особенно партнёрство научного сообщества и гражданского общества – партнёрство тех, кто разрабатывает научные демографические основы и тех, кто непосредственно является субъектом демографической политики и реализует её на практике. Формы такого партнёрства могут быть самыми различными.

Со своей стороны Людмила Викторовна поделилась опытом социального партнерства в рамках Уральского демографического форума, который проводится ежегодно, начиная с 2009 года, и посвящён различным аспектам не только региональных, но и мировых проблем воспроизводства населения и миграции, а с 2016 года его поддерживает и Национальная родительская ассоциация. Уральский демографический форум традиционно объединяет представителей органов власти, научного сообщества и общественных организаций. Уникальность площадки форума в том, что теоретики и практики демографической политики имеют возможность выслушать дуг друга, обсудить актуальные вопросы и, возможно, принять некие нестандартные решения в том или ином случае. Такое взаимодействие рождает интересные предложения и варианты решения демографических проблем. Учитывая ограниченный регламент выступления Людмила Викторовна решила сразу перейти к подобным решениям, выработанным в рамках Уральского демографического форума.

Так, например, коллектив учёных Уральского федерального университета под руководством Анны Петровны Багировой активно продвигает внедрении концепции родительского труда. Эта идея также высказывалась и поддерживалась представителями различных общественных организаций, которые непосредственно и тесно общаются с семьями и родителями, понимают, знают и озвучивают их потребности.

Предложения выработанные и поддержанные в рамках Уральского демографического форума были письменно представлены в оргкомитет вебинара.

Людмила Викторовна Золотницкая кратко озвучила основные идеи, выработанные и поддержанные в рамках Уральского демографического форума.

На текущем этапе демографической политики форум считает, что было бы правильным признать деятельность родителей по рождению, уходу, воспитанию, обучению и развитию детей в качестве особого вида родительского труда. Это позволит изменить отношение общества к мамам, которые не просто находятся в отпуске по уходу за ребенком (поскольку слово «отпуск» предполагает отдых), а выполняют социальный заказ государства на рождение и воспитание гражданина, защитника, будущего налогоплательщика и т.д., то есть, занимаются ежедневным полноценным трудом без перерывов на обед и выходных. В связи с чем, следует ввести прямую оплату родительского труда, систему поощрений его качественных и количественных результатов на разных стадиях его реализации. Если это труд, то за него должны выплачиваться не социальные выплаты, так называемые, пособия, а заработная плата.

Кроме того, было бы целесообразно ввести систему обучения технологиям реализации качественного родительского труда через включение в образовательные стандарты среднего, среднего профессионального и высшего образования соответствующих компетенций. То, что необходимо учить современных детей, подростков, молодёжь ответственному родительству на каждом этапе их взросления уже не вызывает никаких сомнений и понятно практически всем.

Ещё одним предложением является учёт результатов родительского труда в пенсионной системе. Сейчас в пенсионной системе Российской Федерации учитывается количество рождённых детей, но на самом деле, стоит учитывать качественные показатели результатов родительского труда. Важно, какого именно гражданина вырастили родители – готов ли он стать активным созидателем, защитником, будущим налогоплательщиком.

Все предложенные выше решения имеют соответствующие методики, экономические обоснования, подкреплены исследованиями и опросами. Данное исследовательское направление коллектива учёных УрФУ под руководством Багировой А.П. признаны ведущей научной школой Российской Федерации. На данном направлении был получен президентский грант по государственной поддержке ведущих научных школ Российской Федерации с исследованием на тему «Рождаемость и родительство в Российских регионах. Модели, стратегии активизации и прогнозы».

В заключение Людмила Викторовна подчеркнула мысль, что хотелось бы, чтобы и современные родители, со своей стороны, были не теми, кто постоянно ждёт помощи от государства, но и понимали, что родительство – это ответственный труд, которому также нужно учиться, как и всем просим видам трудовой деятельности, и понимать, «как это делается».

Выступление Л.В.Золотницкой поддержал А.В.Гусев, который отметил, что в контексте инициативы, которую в настоящее время прорабатывает Совет Федерации Федерального собрания Российской Федерации, когда начата работа над подготовкой закона о многодетных семьях, вопрос родительского труда, конечно, непростой и не однозначный, но в контексте многодетных семей и, особенно в тех семьях, где детей гораздо больше, чем трое, и где мать практически всю свою жизнь занята воспитанием и рождением детей, это могло бы иметь большое значение.

«Демографический потенциал современной России».

Кузьмин Александр Иванович, д.социол.н., к.э.н., профессор, ведущий научный сотрудник Института экономики Уральского отделения РАН

В самом начале своего выступления Александр Иванович приветствовал тезисы доклада А.В.Гусева и отметил, что в современном российском обществе растёт роль индивидуального самочувствия личности, что является очень важной вещью. А также весьма важным является самосохранительное поведение семьи и личности является очень важной темой для регионов России.

Современное население Земли достигло 7 млрд. 444 млн.чел. Население России составляет 143-145 млн.чел., точнее покажет перепись. Как видим, численность российского населения на столь велика в общепланетарных масштабах. Поэтому демографические процессы в России в значительной степени зависят от общемировых тенденций и процессов, в том числе от миграций. Сегодня также очень велик риск депопуляции населения России. В этой связи конкретными предложения по избежанию риска нового депопуляционного «русского креста» безусловно связаны сегодня с повышением ценности семьи в сознании молодых людей.

Однако, в настоящее время ценность семьи уступает сегодня ценностям материального благополучия, жизненного успеха, бизнес-ориентации и т.д. В этой связи, читая тексты антироссийских санкций США, видно, что основной упор в них сделан как раз на разрушение ценностей семьи (преследование родственников российских коррупционеров и членов их семей).

Однако, чтобы сегодня защищать семью, нужно признать её субъектом права. Это тяжёлый процесс. Ранее в основных направлениях молодёжной политики был уже сделан шаг, который нужно закрепить – молодая семья была представлена, как субъект права, что очень важно сегодня поддерживать.

Экономически сегодня очень важно поддержать малообеспеченные семьи с детьми. Проблем бедности, которую мы уже обсуждали на одном из Уральских форумов, она осталась, как бы мы её не называли. Несмотря на то, что Александр Иванович считает, что реформа, связанная с введением заработной платы за родительский труд ещё далека, он согласен с этой идеей учёных Центра по изучению проблем народонаселения МГУ им.М.В.Ломоносова Владимира Николаевича Архангельского и Валерия Владимировича Елизарова . Сегодня уже есть подвижки, связанные с повышением минимального размера оплаты труда (МРОТ) до прожиточного минимума. Однако, нужно идти дальше и поддержать идею о повышении МРОТ до уровня двух прожиточных минимумов с учётом их региональной дифференциации.

Конечно, безусловно нужно поддерживать семьи с детьми. Но сегодня в России колоссальная проблема с пожилыми и престарелыми людьми, с их гериатрической поддержкой и доживаемостью. Александр Иванович обратил внимание, что Росстат стал публиковать таблицы смертности населения. По таблице смертности городского населения в регионах России сегодня есть регионы, где из сотни 15-летних парней до возраста в 72 лет доживают только 26 человек, а не 50. В Москве этот уровень приближается к 60. О чём говорит эта цифра? В том числе, она косвенно характеризует репродуктивный период.

Также, в настоящее время России изменилась модель рождаемости. Сегодня уже является очевидным, что рождения ушли из возраста 20-24 лет в более старшие возрастные группы. Возрастные границы молодой семьи также поменялись. Соответственно, следует корректировать и меры поддержки молодой семьи, ранее ориентированные на лиц более молодого возраста.

Следует также, как и репродуктивному поведению, уделять внимание самосохранительному поведению, проблеме, которую поднял заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова А.И.Антонов. Следует финансировать исследования по данной проблеме, выделять на неё гранты, в том числе проблеме интернет-насилия, когда человек даже не понимает, что им манипулируют.

Также следует усилить внимание вопросам возросшей маятниковой миграции в городах-миллионниках, таких, как Москва, Екатеринбург и т.п. Так, в Екатеринбурге объём ежедневной маятниковой миграции составляет около 600 000 чел. Эта проблема важна с точки зрения демографических тенденций, поскольку маятниковые мигранты, как и прочие мигранты, как правило, имеют низкие репродуктивные установки. Конечно, нужно ещё разбираться, попадают ли в данную категорию люди с изначально низкими репродуктивными установками, либо на данные репродуктивные установки влияет образ жизни с маятниковой миграцией.

В современной ситуации важно законодательно показать какова стоимость нормо-часа у мужчины и женщины в отраслях экономики. В конце-концов, Росстат должен открыть тайну, какова динамика заработной платы женщин и мужчин в Российской Федерации. К примеру, в Узбекистане долгое время вообще не публиковали сведения о зарплате, а в России не публикуют зарплату женщины и мужчины. Возможно, где-нибудь в Совете Федерации эти сведения известны. Поэтому, почему бы не подумать, когда речь идёт об оплате родительского труда, социальном контракте и тому подобных вещах.

 

«Улучшение качества жизни семьи как фактор демографической стабильности Новгородской области»

Уклеина Ирина Владимировна, ответственный секретарь Новгородского регионального отделения НРА, руководитель Боровичской Общественной Организации приемных родителей, опекунов и попечителей «Счастливы вместе»

 

В своём сообщении Ирина Владимировна рассказала о том, что делается в Новгородской области для улучшения демографической ситуации, которая за по итогам 2017 года по сравнению с предыдущим 2016 годом характеризовалась увеличением естественной убыли населения.

Так, для исправления демографической ситуации был реализован ряд мероприятий в соответствии с концепцией демографической политики Новгородской области на период 2025 года, меры в сфере здравоохранения, предпринимаемые в ходе реализации приоритетного национального проекта «Здоровье». Меры поддержки семьи, предпринимаемые в последние годы, привели к улучшению в области ряда демографических показателей. Так, к числу наиболее значимых позитивных тенденций последних лет следует отнести замедление темпов снижения численности населения, повышение продолжительности его жизни, рост суммарного коэффициента рождаемости, снижение смертности. Вместе с тем, демографическая ситуация всё равно по-прежнему представляет собой одну из ключевых проблем в социально-экономическом развитии области и остаётся очень сложной, оставаясь под влиянием происходивших в прошлом негативных демографических процессов, в частности, из-за низкой рождаемости в 90-х годах прошлого века.

Среди мер предпринимаемых в последние годы для улучшения демографической ситуации:

– повышение социального престижа института материнства и отцовства, полноценной супружеской семьи с детьми;

– обеспечение потребностей семьи в медико-социальных и других, связанных с рождением и воспитанием детей услугах;

– в области действует центр репродуктивного здоровья, который, в сою очередь, будет в дальнейшем способствовать:

  • снижению материнской и младенческой смертности до показателей, сопоставимых с развитыми странами;
  • снижению уровня бесплодия с учётом применения современных медицинских технологий.

Приоритетными направлениями в решении задачи укрепления здоровья населения области являются:

- снижение заболеваемости;

- увеличение продолжительности жизни;

- создание условий для мотивации по ведению здорового образа жизни;

- пропаганда здорового образа жизни среди различных социально-возрастных групп населения.

 

 

«Развитие системы услуг по присмотру и уходу за детьми раннего возраста в контексте демографической политики»

Рыбальченко Сергей Игоревич, член ОПРФ генеральный директор АНО «Институт научно-общественной экспертизы», член Общественных советов Минтруда России, Роструда, Общественного совета Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка.

 

В ходе своего выступления Сергей Игоревич Рыбальченко, реагируя на прозвучавшее в ходе вебинара предложение об оплате родительского труда, обратил внимание участников на то, что, если серьёзно менять подходы к данному вопросу, то сперва следует изменить 38-ю статью Конституции Российской Федерации, в п.2 которой написано, что забота о детях – это право и обязанность родителей. Но, кроме этого, в п.3 той же статьи Конституции также записано, что и трудоспособные дети должны заботиться о своих родителях. И вот как раз именно эта солидарность поколений, заложенная в Конституции, является очень важной основой устойчивости общества. А, прочитав п.1 всё той же статьи Конституции, мы увидим, что «Материнство и детство, семья находятся под защитой государства». Правда, из последней формулировки выпало отцовство, что неправильно и Конституцию надо бы поправить (хотя в другом месте, в п.3. Ст.19 сказано, что «Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации»). И, вот, как раз, именно эта часть Конституции, в которой говорит что «семья находятся под защитой государства», должна подразумевать не только защиту семьи, как таковую, в случае, когда кто-либо хочет что-то сделать или как-либо воздействовать семью или ребёнка и т.п.

Защита, о которой говорится в конституции, должна подразумевать и поддержку семьи, причём, эта поддержка должна быть всеобъемлющей. В этом смысле сегодня ситуация с поддержкой семьи в России напоминает собаку, которая наступила на гвоздь, кричит и не может сойти с гвоздя – в российском законодательстве установлено, что поддержка должна оказываться только нуждающимся. Мы создали 44-й федеральный закон, в котором написано, что социальная услуга это только та услуга, которая может оказываться лишь в том случае, когда человек признан нуждающимся. И вот мы крутимся вокруг этой парадигмы и не понимаем, что социальная поддержка – это важнейший инструмент социальной политики поддержки семьи.

Если мы говорим о реальной поддержке семьи, мы должны говорить о реальном существенном пособии, которое выплачивается в течение всего возраста периода взросления ребёнка. Поскольку то, о чём говорил сегодня в своём выступлении профессор Института экономики Уральского отделения РАН Алексей Иванович Кузьмин – МРОТ в размере 2-х прожиточных минимумов – это не догадки экспертов. «Концепция 2020», как раз, предусматривает повышение размера заработной платы до уровня в 2 прожиточных минимума. Но, если в семье с 3-мя детьми работают даже два родителя, то 4 МРОТ не смогут обеспечить благополучие детей. Вот, как раз, присутствующая здесь Людмила Сергеевна Ржаницына, профессор Института Экономики РАН, разработала стандарт экономической устойчивости семьи, а отсутствующий сегодня Вячеслав Николаевич Бобков, профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова , директор «Всероссийского центра уровня жизни», реализует в Вологодской области проект с таким названием, на результаты которого будет интересно посмотреть – вот именно это и есть тот путь, по которому мы и должны идти – чтобы на каждую семью, по крайней мере на каждого ребёнка, зарплата должна быть такой, чтобы она позволяла существование самого родителя (а МРОТ в 2 прожиточных минимума – это, как раз, существование одного работающего человека, да и то, как говорится, на уровне «минимум миниморум»), но и учитывала наличие детей. И это тоже международная практика, о которой все уже давно говорят.

Нужно помочь родителям. И в этой связи, по мнению С.И. Рыбальченко, темы сегодняшнего обсуждения должны стать инициативой президента. Ведь только что, в конце декабря 2017 года был принят демографический пакет, который был принят на старте «десятилетия детства». Какое влияние окажет в будущем этот пакет, покажет время. В нём есть как сильные, так и слабые стороны, на которые мы должны обратить внимание.

Ну, вот, прежде всего, кардинально не решена проблема попадания ребёнка в категорию бедности после достижения возраста 1,5 лет. Т.е., до 1,5 лет ребёнку выплачивается пособие молодым семьям, а при рождении 2-го ребёнка выплачивается материнский капитал. Но что будет с ребёнком, когда он пресекает границу 1,5 года? По той логике, которая изложена в инициативах – его ждут ясли. Но, насколько мы способны обеспечить детей яслями в этом возрасте? Тем более, что ясли – это наименее на сегодняшний день законодательно разработанная проблема. Поскольку по всем остальным инициативам приняты законы, а по яслям лишь выделено 50 млрд.руб. на их строительство. Но нужно ли их строить, и как решать эту проблему?

 

«Динамика репродуктивных ориентаций и приоритеты семейной демографической политики» ;

Анатолий Иванович Антонов д.ф.н., заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

 

Анатолий Иванович Антонов поддержал развернувшуюся на вебинаре дискуссию и поддержал вступительное слово С.И. Рыбальченко , в котором Сергей Игоревич разделил демографическую и социальную политику. Однако Анатолий Иванович категорически не согласился со стереотипом, когда, говоря о демографии в нашей стране и учёные, и профессора утверждают: «Дайте жильё, дайте денег – нарожаем сколько хочешь!» О н охарактеризовал такой подход как обывательский и чудовищно невежественный, который не имеет никакого отношения к демографии, как и все разговоры о пособиях , материальной помощи и т.п., поскольку всё это не имеет никакого демографического значения. Все подобные разговоры о бедности – это социальная политика.

Нам нужно менять не только Конституцию, как говорил в своем выступлении С.И. Рыбальченко, но и весь образ жизни в стране, сфокусировав все внимание на семейно-детном образе жизни.

Если мы хотим сохраниться как страна, как Россия в её нынешних географических территориях, нам, конечно, нужно больше населения в 2-3-4 раза, чем то, что мы сейчас имеем. Ведь, как известно, у нас самая низкая плотность населения в мире.

А то, о чём написано в Конституции Российской Федерации – это записано не только в нашей конституции, это идёт со времён Великой французской революции, от Жан-Жака Руссо и прочих либеральных «размышлятелей». Но на деле, у самого Руссо было 11 детей, а, фактически, сирот от разных служанок, которых он буквально распихивал по разным детским приютам. Это абсолютно аморальный и безнравственный человек с семейно-детной точки зрения. И вот именно это либеральной «извращение» до сих пор даёт о себе знать, проникает во все социал-демократические конституции, вот так же и у нас в конституции: «охрана семьи государством».

На самом деле, на свете существуют три основных общественных института: семья, церковь и государство. Но, к сожалению, в настоящее время государство захватило бразды правления во всех странах мира, и сейчас нужно говорить не о неравенстве людей, а о неравенстве социальных институтов. Система современного алиректического финансового капитализма довела до предела, до абсурда, до сумасшествия положение дел, когда государство (как бы оно себя не называло – сверхдемократическим, свободным, социалистическим, суперсрциалистическим – каким угодно) – все равно это система государственного или частного капитализма, где огромные функции остаются за государством. Которое и «правит бал». Государство – главный эксплуататор и хищник, который эксплуатирует семью.

Анатолий Иванович признался, что, употребляя в текущей дискуссии подобные резкие формулировки, он намеренно обострил дискуссию, поскольку далее невозможно уже терпеть положение, при котором государство выступает в роли «крокодила, который пожирает то, что находится в водах реки, в которой он обитает», записав в конституции слова о том, что этот крокодил охраняет права рыбёшек, которых он поедает.

Охранять семью, по мнению Анатолия Ивановича, не надо, поскольку она представляет основу любого государства, главным «продуктом» семьи является воспроизводство новой рабочей силы. Каждый год в народное хозяйство вливаются миллионы новых молодых людей и государство никак не расплачивается с институтом семьи за это. В настоящее время у нас идёт средневековый патерналистский обмен. Никакого капитализма, никаких рыночных взаимодействий. Государство в данных вопросах пользуется практически «правом первой брачной ночи» в отношении прочих всех прочих общественных институтов, таких как семья и церковь, практически, как у средневековых сюзеренов.

Выступая против охраны семьи, как таковой, Анатолий Иванович целиком и полностью выступил в поддержку идеи оплаты родительского труда, поскольку размер выплачиваемых сегодня различных детских пособий – буквально гроши. Ведь, как отмечал сегодня в своём выступлении Сергей Игоревич Рыбальченко, Россия платит в 10 раз меньше, на все эти детские пособия и семейные капиталы, чем в странах ЕС. Там на эти цели выделяется 6-7% от бюджета страны, а у нас, как показал Сергей Игоревич – только 0,5%. То есть, там платят ровно в 10 раз больше и имеют 15% семей с 3-мя детьми и более, а России – 6% семей с 3-мя и более детьми. Увеличив в 10 раз расходы на семью что мы в итоге получим? – Максимум, как раз, вот эти 15%. А нам нужно 50% для того, чтобы страна не депопулировала. Ведь как раз в предстоящие 15 лет в 2 раза уменьшится численность репродуктивного контингента, и, хочешь-не хочешь, но коэффициенты рождаемости будут падать. Поэтому в настоящий момент стоит двойная задача противостоять падению коэффициентов рождаемости, удержавшись, хотя бы, на уровне детности в 1,5 ребёнка на мать репродуктивного возраста. А что значит 1,5 ребёнка? –Это значит, что через 50 лет от России останется 70 млн.чел. Поэтому нужно выхолить на уровень детности в 2,5 ребёнка. Как это делать? Вот тут и начинается демография.

Представьте идеальную ситуацию, что мы все богаты, что мы все олигархи. Но одни олигархи хотят иметь 10 детей, а другие вообще не хотят иметь детей. Вот отсюда и начинается демография. И есть корреляция того, что сегодня говорил А.И. Кузьмин о том, что говорилось в докладе А.В. Гусева – то, о чём впервые в истории науки написал основоположник социологии Эмиль Дюркгейм, в 1897 году в своей книге с чёрной обложкой «Самоубийство», что самосохранительное поведение человека и поведение, связанное с рождением человека (репродуктивное поведение) – они взаимосвязаны. И неслучайно во всех богатых странах мира, в том числе, в странах ЕС – повышенное количество самоубийств.

Так в чём смысл жизни? Мы на практике столкнулись с тем, что, в конечном итоге, демография начинается с этой цвилизационной эволюционной проблемы. Вся система капитализма со времён Адама Смита абсолютно не стимулирует рождаемость и на стимулирует семью. Адам Смит помимо своей экономической книги написал тысячу страниц о морали и о нравственности. – Наивный мечтатель, он думал, что капитализм постепенно будет стимулировать многодетность и был очень благодушен в этом отношении. Вот уже прошло 400 истории капитализма, за которые был и капитализм в социалистическом исполнении, капитализм в классическом махровом суперхищническом исполнении – результат один и тот же: везде повальное снижение детности.

Во всём мире суммарный коэффициент детности – 2,8. Страны Азии и Африки в 2050 году станут малодетными. Полно прогнозов экспертов ООН самого разного рода, которые говорят, об этом. Никуда мы от этого не уйдём. Главной проблемой, с которой столкнулось человечество – мы себя сами не воспроизводим. Мы не воспроизводим потому, что всё сфокусировано на достижении личного успеха, на престижном времяпровождении.

Развал, крах и деградация семьи, которая произошла в этом, как сказал Олдос Хаксли, «дивном мире» уже давно, более 100 лет назад – именно эта деградация и порождает сегодня одиночество, о котором сегодня говорил А.В. Гусев, а также альтернативные формы семьи, в том числе, нынешнее сожительство, получившее сегодня колоссальный размах среди молодых людей. Смысл сожительства – сексуальное удовольствие и наслаждение. Не имея ничего против секса, следует признать, что от секса ради удовольствия и наслаждения – дети не появляются.

Как нам внушалось, пора уйти от средневекового стереотипа семейно-брачнного образа жизни, ведь мы уже живем в мире, в котором есть суррогатное материнство, люди могут практиковать абстинентное поведение, вообще не вступая в сексуальные отношения, сегодня можно практиковать планирование семьи посредством массы видов контрацепции, все инициаторы планирования семьи выступали за культуру этого планирования – сколько обо всём этом уже говорилось и пропагандировалось, а, в конечном итоге, дело дошло до того, что сегодня колоссальное количество сожительств и мы идём к шведскому варианту. В Швеции ¾ населения – это внесемейное население. В результате 70-и лет проведения мощнейшей либеральной политики, Швеция, которая в 1940-е годы была на 3-м месте в мире по детности, сейчас на 33-м месте и никак не может достигнуть значения суммарного коэффициента 2. – 70 лет они борются за это, посадили своё население на иглу пособий, это самая настоящая наркомания. Всю Швецию превратили в потребителей и иждивенцев, и самых настоящих клиентов, ждущих льгот со всех сторон. (Прим ред.: Первоначально, «Клиент» (от лат. cliens, множ. clientes) — в Древнем Риме свободный гражданин, отдавшийся под покровительство патрона и находящийся от него в зависимости ). Им нужно работать а они устроили систему шведского социализма, самую идиотскую, которую, однако, при этом очень сложно критиковать. Вот, к примеру, советский социализм легко было критиковать – много насилия, очевидных недостатков, из-за которых он и рухнул. А формы современного западного европейского социализма (ярким примером которого является Швеция),

который непродекларирован официально и, на первый взгляд, неочевиден, когда прямо о социализме не говорят, но все держится именно на социальных льготах , пособиях и выплатах – эти формы очень привлекательны, как внешне, так и внутренне. Ведь, буквально все хотят жить нахаляву. Современный мир живёт в халявной цивилизации.

Но, почему-то, даже и на эту халяву рожать детей там мало кто собирается. Проблема в том, что, в результате, весь современный развитый мир, практически, уже стал однодетным . Сегодня проблема низкой рождаемости – это проблема однодетности.

Нужно сделать так, чтобы люди захотели иметь детей. Но как это сделать? – Это проблема смысла жизни, это проблема, если хотите, веры в Бога, веры в эволюцию – во что угодно, это глобальна экзистенциальная проблема.

В социологических анкетах все люди пишут «мы все за семью» – конечно, кто же вам скажет, что он фашист? Все будут говорить при опросах, что они любят людей, любят детей, а на практике – «Вот я имею одного ребёнка и отвалитесь все от меня с вашей демографией и депопуляцией! В гробу я все это видел! Вот пусть президент думает – это его проблема. А я – простой обыватель и мне вообще плевать на всё это!»

В системе современной «халявности» отсутствуют ценности семьи и даже ценности жизни, как таковой. Главной проблемой, над решением которой следует сегодня думать с демографической точки зрения, является то, как повысить в представлениях человека ценность семейно-детного образа жизни, как сделать так, чтобы буквально все люди захотели иметь троих детей?

Здесь есть варианты… Вот ранее, в советское время, в 1970- годах обсуждался вариант, о котором все эти годы много писалось феминистами в фантастических романах, когда с детских лет отбираются девочки, которые готовятся к роли детородных машин по достижении ими детородного возраста. Это ещё 40 лет назад была фантастика и предмет для дискуссий. Но сегодня мы естественным образом уже пришли к суррогатному материнству, и впереди у нас глобальная проблема, когда всего лет через 30 максимум общедоступными станут репродуктивные инкубаторы, теоретические и экспериментальные основы которых созданы уже сегодня. Во Франции снят документальный фильм о существующих в мире десятке лабораторий, которые уже сейчас искусственным образом выводят любых детёнышей. Рано или поздно это будет поставлено на поток, который будет обслуживать интересы любого государства.

Если мы не сможем проводить политику повышения ценности детей, чтобы люди по убеждениям хотели жить человеческим образом жизни так, как жили наши отцы, наши деды, то есть так, каким всегда было человечество – семейным, живородящим, семейно-детным, то мы неизбежно придём к печальному будущему, к которому мы с радостью идём, как многим кажется, в неопределённое будущее. Но, на самом деле, мы идём в будущее роботов, клонов, киборгов, о чём ещё сто лет назад, в 1920 году, в России Евгений Замятин написал футуристический роман-антиутопию  «Мы», а Олдос Хаксли, подражая Замятину, написал в 1932 году свою антиутопию «О дивном новом мире».

Мы идём как раз в это машинизированное и роботизированное общество!

 

Возвращаясь к заявленной теме выступления, Анатолий Иванович кратко проинформировал участников о проведённых социологических исследованиях, которые проводились в 15-и регионах России и включают 7 000 анкет, и везде, во всех регионах по всем этим данным фиксируется резкое снижение ориентации на семейно-детный образ жизни. Часто говорят, что мы, русские отличаемся от европейцев тем, что мы против бездетности. Но, на самом деле, даже среди нынешних однодетных родителей у нас растёт одобрение бездетности. Вся Россия у нас однодетная и гражданам, как правило, вообще не нужна демографическая политика.

Поэтому главной демографической проблемой должна быть проблема повышения в сознании общества и конкретного гражданина ценности деторождения и самой жизни, без которого все демографические рассуждения просто бессмысленны.

Если мы захотим, то мы сможем это сделать! Но мы этого пока не хотим!

Но при этом нельзя всё сводить к экономике. Как во времена СССР, так и сейчас в новой России представителями академи ческой науки обосновывалось и считалось нормальным число бедных в стране на уровне 18% от общей численности населения. Однако, на самом деле, на практике согласно исследованиям, проводимым профессором РЭУ им. Г.В. Плеханова, директором «Всероссийского центра уровня жизни», В.Н. Бобковым, получается 62% бедных семей (см. выступление Одинцовой Е.В.), а по исследованиям, проведённым Анатолием Ивановичем, эта цифра ещё выше – 70%. Сегодня от 60 до 90% семейного бюджета идёт на питание.

 

Реагируя на выступление Анатолия Ивановича, исполнительный директор Национальной родительской ассоциации Лариса Анатольевна Санатовская поблагодарила его за очень эмоциональное, человеческое и живое выступление, в том числе, со столь яркими футуристическими демографическими картинами, представленными в ходе выступления.

А также, реагируя по сути сказанного Анатолием Ивановичем, Лариса Анатольевна поделилась личным опытом в данном вопросе, когда в силу тех или иных обстоятельств у неё самой лишь один сын, но она и её супруг так воспитывали своего ребёнка, чтобы он понимал, что главной ценностью в жизни является не достаток, а дети и их количество. И на сегодняшний день дети Ларисы Анатольевны не ждут подачек от государства и не задаются вопросом, кто виноват в том, что сегодня у них, к сожалению, не решён тот или иной бытовой вопрос. При этом Лариса Анатольевна, как матери, очень важно видеть, как семья ее сына не просто потребляет, а старается жить, развиваться, становиться лучше, при этом их достаток зависит исключительно от того, что они сделали самостоятельно. При этом Лариса Анатольевна выразила полное согласие с Анатолием Ивановичем, что, ситуация не поменяется, пока не начнём процесс воспитания населения и не поднимем вопросы культуры понимания отношения к семье, а сделать этого не сможет ни одно пособие, ни одна законодательно-правовая составляющая, а исключительно только наш с вами человеческий ресурс.

Поэтому эмоциональность и озабоченность Анатолия Ивановича в данном вопросе, так или иначе, разделяется всеми участниками вебинара. Ведь, вебинар – это, действительно, площадка для дебатов, это площадка чтобы здесь каждый смог высказать свою точку зрения. При этом, подобные дебаты – лишний повод задуматься, о том, кто же прав и в чём наши заблуждения.

 

"Интеграция демографической, семейной и здравоохранительной политики - важная основа преодоления депопуляционных процессов в России"

Ирина Петровна Каткова, д.э.н. гл.н.с. ИСЭПН РАН

 

Также, реагируя на яркое выступления А.И.Антонова, Ирина Петровна согласилась, что, конечно же, нужно думать о том, какое должно быть общество в будущем, особенно с учётом понимания того, что в целом глобально сложилась тупиковая ситуация. Но сегодня нашей главной задачей на текущий момент является – выстоять в это время и сделать всё возможное для того, чтобы страна развивалась, развивались люди, дети были счастливы, что стало бы своеобразным пьедесталом к нашему дальнейшему развитию. Поэтому Ирина Петровна полностью поддержала то, что сказал В.В. Локосов, который сконцентрировал своё выступление на том, что если в нашем обществе будут ценностные ориентации и сплочённость каждого из нас, как члена общества, будет осуществляться на основе принципов добра и мы будем ориентированы на то, чтобы каждый ребёнок имел равные возможности для своего развития – именно это и есть путь в будущее.

 

Перейдя непосредственно к теме своего выступления «Интеграция демографической, семейной и здравоохранительной политики – важная основа преодоления депопуляционных процессов в России» , как эксперт с богатым и долгим демографическим бэкраундом, чьи предложения вносились на съезды партии и звучат в контексте решений по молодым семьям, Ирина Петровна выразила удивление и огорчение тем, что в России был отдельно принят закон о многодетных семьях, что с её точки зрения, является неким элементом сегрегации, который недопустим в контексте общей демографической политики. Ведь, многодетных семей не бывает без первых, вторых и третьих детей, в связи с чем хочется спросить: «Так где же логика всего демографического процесса и развития семьи?» Подобного разделения никак нельзя допускать. Более того, поддерживать за счёт семейной политики многодетные семьи только в тех районах, в которых они сконцентрированы сейчас, это ошибка. Конечно, какая-то поддержка может быть оказана, но кардинальная поддержка должна определяться социально-экономическим развитием региона и сочетаться при этом с мерами семейной политики.

Потому Ирина Петровна поддержала те направления, которые за неделю до вебинара обсуждались на круглом столе, проводимом С.И. Рыбальченко вместе с комиссией ОПРФ по охране материнства и детства, суть которых заключается в том, что меры поддержки должны сочетаться с уровнем благополучия семей.

И в этом контексте должна идти речь о предоставлении поддержки до достижения ребёнком возраста 8-и лет, который во всём мире признан решающим возрастом для формирования ребёнка. А, поскольку в России очень большое количество семей проживает в бедности, то нужно рассмотреть вопрос о том, как, какими программами можно скомпенсировать и дать каждому ребёнку шанс на развитие того потенциала, который у него есть.

На уже упомянутом Ириной Петровной заседании родилась, по её мнению, очень важная вещь. Вот, когда сегодня говорилось о развитии ясельных групп, если добавить к этим ясельным программам то, что сегодня обсуждалось, эти возможности развития для семьи, для родителей, обучения, поддержки и вот все эти новые типы помощи, это всеми организациями признаётся как решающий потенциал для будущей высокой трудоспособности.

А также на упомянутом заседании мы подошли к такой вещи которую мне сегодня хотелось бы внести в качестве предложения. Ну, вот, как раз, мы говорим о начале десятилетия детства, которое является очень хорошей идеей. И, нужно сплотиться вокруг этой идеи нам, науке, и тем, кто принимает решения в данной сфере, чтобы наука и сфера принятия решений не были, как непересекающиеся параллельные миры, а те управленческие решения, которые принимаются в нашем обществе, были бы научно обоснованными. А научная обоснованность сказывается в тех прогностических оценках – на что будут влиять и каковы будут последствия каждого решения. В случае отсутствия ответственности за принятия обоснованных решений, а также отсутствия содружества управленцев и науки, предоставляющей обоснования принимаемых решений, то мы и будем дальше двигаться так, как движемся и сейчас – как лебедь, рак и щука.

Помимо этого, элемент, который предложен президентом России для обеспечения детей раннего возраста ясельными структурами, обозначает новый тренд демографической политики, к которому следует отнестись очень внимательно, поскольку он в корне влияет ситуацию с рождением детей. Так, если раньше было общепринято, что сперва следует накопить до 35 лет некий материальный или финансовый капитал (квартира, машина, дача), а потом заниматься рождением детей, то теперь парадигма в корне поменялась, которую можно кратко охарактеризовать словами «счастье вместе», то есть, одновременно совмещать развитие потенциала родителей и рождение и воспитание ребёнка. Причем, что интересно, такой подход очень хорошо реализован на практике в целом ряде стран, например, во Франции и Финляндии, и когда мы интересовались в Финляндии, как это так у них всё прекрасно организованно, они отвечали, что это всё советское, с тех ещё времён, когда вы отказались, а мы стали внедрять.

Да, это страны, которые не имеют достаточного числа детей для расширенного воспроизводства, но у них достаточно высокие уровни показателей детности. При этом процент работающих матерей, имеющих детей в возрасте от 0 до 3-х лет, составляет:

в Дании – 75%;

в Словении – 76%;

во Франции - 59%.

И в этих странах от 50 до 60% детей находятся в различных государственных учреждениях.

А в России процент работающих матерей, имеющих детей в возрасте от 0 до 3-х лет, составляет (на 2014 год) - 64%, а в дошкольных учреждениях находится всего 17% детей.

Моё предложение относительно яслей заключается в следующем: чтобы не просто передержать где-либо ребёнка, пока мама работает, и хоть как-то накормить и умыть его, а нужно ещё одновременно содействовать развитию ребёнка – для этого как раз необходимо принять к реализации предложения по сочетанию пребывания ребенка в яслях с программами развития, принятые по данному вопросу на прошедшем круглом столе совместно с комиссией ОПРФ по охране материнства и детства.

И последнее, на что обратила внимание Ирина Петровна, это появление данных Росстата в 2016 году, которые в 75% случаев говорят о недопустимом росте платности услуг, оказываемых в детских поликлиниках. При этом исследование показывает, что население оплачивает часть услуг, которые должны быть оказаны бесплатно, в частности, 10% - это распродажа государственных программ в рамках детских учреждения здравоохранения. А также приведены сведения о том, какой процент людей платят за те или иные услуги, так, 35% платят за лекарства в стационарах, врачу платят 10% - то есть, существует теневой рынок в рамках государственных учреждений здравоохранения. В этой связи Ирина Петровна предложила обратиться к уполномоченному при Президенте РФ по правам ребёнка с просьбой рассмотреть данную ситуацию с точки зрения гарантий государством прав детей и запретить в течение ближайшего года оказание платных услуг непосредственно в государственных учреждениях здравоохранения детям в возрасте до 8 лет, а в течение последующих двух лет и детям в возрасте до 16 лет и сделать доброе дело в масштабах всей страны.

А также в заключении Ирина Петровна предложила призвать отечественный бизнес, который возвращается из-за рубежа (так сказать, к своим корням), к социальной ответственности и направить 0.001% долю от всех нелегальных и полулегальных доходов (которые идут в офшоры, нелегальный и неофициальный труд) – это то, что нужно вложить в наши корни, в нашу семейную политику.

 

«Проблемы рождаемости в современной семье»

Русанова Нина Евгеньевна, д.э.н. вед.н.с. ИСЭПН

 

На самом деле, несмотря на заявленное название, выступление было посвящено рождаемости не в семье, а как раз на внебрачную рождаемость.

В своём сообщении Нина Евгеньевна выделили 2 группы проблем, связанных с рождаемостью в современной семье.

К 1-й группе относятся проблемы, вызванные демографическим переходом, в результате которого мы приходим к стойкому снижению рождаемости, и суть проблем здесь в том, до какого уровня допустимо это снижение, поскольку, как уже сегодня говорилось, всё это может привести в итоге к депопуляции. Но, депопуляция тоже явление неоднозначное. Она может быть в одних условиях нормальной, в других ненормальной, но это не является предметом текущего обсуждения.

Эти проблемы являются общими для всех стран, поскольку демографический переход это, так сказать, «обязательная программа» развития народонаселения, без которого уже не обойтись, и с которым рано или поздно сталкиваются все страны.

Здесь речь идёт о том, какой минимальный уровень рождаемости следует поддерживать. И, когда мы задаём этот вопрос, мы выходим на 2-ю группу проблем.

В каждой стране минимальный допустимый уровень рождаемости разный, и возможности для повышения рождаемости тоже разные. В какой-то стране и 2 ребёнка – хорошо, а где-то и 4 – мало, в зависимости от ряда следующих факторов:

  • брачный статус;
  • материальные условия;
  • физические возможности;
  • намерение иметь детей.

В разные исторические периоды в разных странах степень влияния этих факторов различна.

В соответствии с заявленной темой, Нина Евгеньевна остановилась на таком факторе, как брачный статус и рассмотрела динамику рождаемости в Российской Федерации за период с 1990 по 2016 год.

В соответствии с представленными данными, абсолютное большинство рождений у нас происходит в официальном браке – в 1990 году 85% детей рождалось в официальном браке, а сейчас (в 2016 году) – 78%. Вроде бы, всё в порядке, конечно, количество рождений в браке уменьшилось на 7%, но все-таки вполне прилично – ¾ рождений у нас в официальном браке.

Но взглянем на рождения вне брака и увидим, что абсолютное число внебрачных рождений растёт: в 1990-м году 290 тыс., в 2016-м 397 тыс. Но, при этом, число рождений вне брака растёт всегда, причём, даже тогда, когда снижались общие количества рождений. Причём, указанный факт сразу вызвал у Нины Евгеньевны вопросы и желание разобраться, в чём здесь дело, почему одновременно наблюдаются две противоположные тенденции, когда общее число родившихся в браке снижается, а абсолютное количество внебрачных рождений растёт, причём, всегда. К сожалению, это пока не вполне ясное явление, которое объяснить мы пока не можем, поскольку целенаправленно и прицельно эту внебрачную рождаемость очень мало пока изучали, поскольку всегда считалось, что внебрачная рождаемость – это либо плохо, либо временно и происходит либо по молодости (от нужды или «не от большого ума»), либо «по глубокой старости», когда, как говорится, «спасибо, что случилось».

Тогда рассмотрим, что же представляет внебрачная рождаемость изнутри.

Как известно, система регистрации актов гражданского состояния в России предполагает, что внебрачные рождения регистрируются двумя способами:

- либо по совместному заявлению обоих родителей.

- либо по заявлению одной матери.

В первом случае в графе «отец» всё нормально – туда заносится либо реальный отец, либо тот, кто считает себя таковым, он получает в дальнейшем свидетельство об установлении отцовства и несёт на себе всю материальную ответственность за этого ребёнка.

Во втором случае женщина регистрирует ребёнка только по заявлению её одной, и тогда она получает статус матери-одиночки с получением соответствующего свидетельства (то, что раньше называлось «серенькая книжечка»), и в этом случае женщина получает права на все социальные выплаты и все социальные и налоговые льготы одинокой матери.

А в первом случае женщина не получает никаких льгот. И такой ребёнок (у которого в свидетельстве о рождении указаны оба родителя) имеет те же самые права, что и ребёнок, родившийся в полноценном зарегистрированном браке.

Какие при этом существуют тенденции? – С 1990 года у нас растёт число внебрачных рождений, зарегистрированных по заявлению матери и немного снижается число внебрачных рождений, зарегистрированных по совместному заявлению обоих родителей.

Таким образом, вот какая получается картина. Очень часто случаи совместного заявления обоих родителей – это неформальная семья, это фактическая семья, фактический брак, который не зарегистрирован, то, что мы называем сожительством, и ничего другого сказать здесь нельзя. Причём, в демографии всегда считалось, что сожительство – это плохо, поскольку, если там родится ребёнок, то, отсилы, один. Внебрачная рождаемость всегда считалась малодетной рождаемостью, поскольку там будет один ребёнок, который родился по тем или иным обстоятельствам, и всё.

Но, на практике, теперь оказывается, что у нас есть многодетные внебрачные семьи, что следует из исследований, проведённых в 2016 году Еленой Константиновной Журавлёвой в Москве – многодетная незарегистрированная семья, где, как минимум, трое детей. Исследования Елены Константиновны очень интересная авторская работа, результатом которой стали совершенно необычные выводы.

В частности, на деле получается, что вот эти внебрачные рождения, они являются полноправными действующими лицами российской демографии, причём, не факт, что, это, как считалось ранее, «к сожалению», поскольку те респонденты, которые участвовали в исследованиях Елены Константиновны, как оказалось на самом деле, на жизнь вовсе и не жалуются – им и так хорошо! И они при наличии троих детей готовы завести и четвёртого и более, сколько получится, причём вовсе не обязательно при наличии в свидетельстве о рождении обоих родителей.

Данное утверждение вызвало у присутствующих бурную реакцию и неформальное обсуждение, на что Лариса Анатольевна Санатовская сделала интересное заключение о том, что это, скорее всего, связано с тем, что сегодня молодые незарегистрированные пары сознательно не регистрируют брак и второго родителя при рождении детей по той причине, чтобы получать социальные льготы и пособия, предусмотренные для одиноких матерей, Причём, это своеобразное социальное иждивенчество, исторически всегда ранее было чуждо нашему российскому менталитету.

Продолжив своё выступление, Нина Евгеньевна порадовалась столь бурной и живой реакции на своё, как ей казалось, схоластическое выступление и подтвердила выводы, сделанные Ларисой Анатольевной о том, что, действительно, во многих случаях неформальные родители могли бы регистрировать рождение детей по совместному заявлению обоих родителей, но делают сознательный выбор в сторону регистрации ребёнка, как родившегося у матери-одиночки, руководствуясь при этом материальным соображениями в плане получения социальных льгот. Что там ещё будет в дальнейшем – непонятно, поэтому брать блага нужно уже сейчас, а там – посмотрим.

И такой подход в корне меняет сложившиеся на протяжении многих десятилетий представления о том, что внебрачная рождаемость – это случайная рождаемость, при этом, как правило, с одним ребенком, что плохо с точки зрения демографии, поскольку одно рождение вовсе не способствует достижению значения суммарного коэффициента, равного 2-м. А теперь – пожалуйста! Оказывается можно!

И всё это происходит на фоне, когда абсолютное число рождений вне брака постоянно растёт. И можно уже говорить о таком феномене, как сознательная внебрачная рождаемость, которая не связана с наличием фактического отца ребёнка.

Причём, длительное время исследуя вспомогательные репродуктивные технологии, Нина Евгеньевна отмечает появление с 2010 года у медиков-репродуктологов такого понятия, как «социальное бесплодие». Что это такое? социальное бесплодие – это, когда совершенно здоровая женщина, которая не хочет, или у нее нет потенциального сожителя (якобы, рожать «не от кого»), приходит в репродуктивную клинику и говорит: «Мне, пожалуйста, ЭКО от кого-нибудь». Ей не нужен муж – ни формальный, ни неформальный, ей вообще никто не нужен. Причём, что особенно поразило Нину Евгеньевну, это то, что, если ранее, когда данный вид медицинских услуг ещё только появился, то в репродуктивные клиники обращались женщины в возрасте «за 35» по вполне понятным причинам (ну, уже, как говорится, всё, надежд уже больше ни на что нет), то сегодня в репродуктивные клиники обращаются девочки в возрасте 20-25 лет, чего поначалу вовсе не было. Ну им-то это зачем? Причём хочется спросить этих молодых женщин, практически, девушек: «А ты вообще пыталась как-то решить свои социальные проблемы или сразу пришла в репродуктивную клинику?» – Даже не хотят этого пробовать.

Причём, взглянув на данную ситуацию, можно констатировать, что таким образом сложился новый тип неформальной семьи.

Анализируя внебрачную рождаемость по возрастам, можно заметить её сокращение у самых юных матерей. Там случайных рождений, практически, уже нет. То есть, те, кто ранее в возрасте от 15 до 19 рожал, потому что «не успел предохраниться», «не знал» и т.п. – цифра становится очень маленькой. А, как свидетельствуют объективные данные, что абсолютные цифры рождений в более старших возрастах растут (при этом сокращается число абортов).

Возвращаясь к вопросу социального бесплодия, хочется задать вопрос, а что будет, если эти женщины, родив себе один раз ребёнка, обратятся в репродуктивные клиники снова, второй, третий и т.д. раз? Что, если они сперва заморозят сои яйцеклетки, а потом будут приходить в клиники репродуктивные клиники, не вступая в брак, беременеть и рожать? Ведь это теперь уже бесплатно. Теперь в России ЭКО по ОМС не детерминируется никакими ограничениями – ни семейным статусом, ни возрастом. Там есть лишь единственное ограничение – по медицинским показателям. А возраст здесь – не помеха. Потому что, если за подобной услугой обратится здоровая женщина в возрасте 60 лет, то, скорее всего ЭКО сделают и ей, потому что формальных ограничений нет.

И мы, как демографы не можем не обращать внимания на подобные современные явления. Что, теперь нам этих дам с социальным бесплодием заклеймить позором и нехорошими словами или законодательно разрешить однократное ЭКО, а потом нет? Знаете, антинатальная демографическая политика существовала в Китае на протяжении 35 лет и к чему она теперь привела? – Страшные вещи. Теперь они там в Китае разбираются с последствиями этой политики.

 

«Гендерное равенство и семейные отношения в России»

Доброхлеб Валентина Григорьевна, д.э.н., проф., гл н.с. ИСЭПН РАН

Валентина Григорьевна поблагодарила свою коллегу Елену Александровну Балаеву из Московского Центра гендерных исследований, с которой она готовила своё выступление, и которую она назвала классиком гендеристики.

Валентина Григорьевна вернула дискуссию к двум принципиальным фундаментальным вопросам, которые касаются фундаментальных вещей.

Первую уже затронул сегодня А.И. Антонов, и это очень важно – зачем живёт человек. Если мы это будем понимать и проводить через политику, то всё будет выстраиваться очень чётко. Потому что без этого сегодня непонятно, что мы делаем и как мы это делаем.

С другой стороны, человечество сегодня находится на переломе своей эволюции. Посмотрите, это робототехника, это ОНО, которое, как нам предрекают, может быть в ближайшие десятилетия сильнее нас. Понимаете, вот каков выбор, в чём он? И в этом двойном выборе заключена гигантская проблема как для нашей страны, так и для цивилизации в целом – «зачем мы, и что такое мы?» И это накладывается на 6-й технологический уклад, о котором И.А.Антонов некоторым образом уже напоминал. Стоит вопрос как использовать технологии, то же самое, что оно даёт нам в плюс, не является ли оно вызовом. Вот, что является главным в понимании докладчика, а мы пока рассматриваем какие-то второстепенные вещи.

В этом контексте очень важно понимать, что человечество – это мужчины, женщины и дети. В своем вступлении Валентина Григорьевна рассматривает гендерный баланс. Что это такое? Вот, проблема гендерного равенства – это проблема нормативная. А вот, проблема гендерного баланса может приближаться к гендерному равенству, а может отдаляться от него, и это зависит от того, какова специфика социокультурного контекста в той или иной стране, в том или ином социуме. Россия пока патриархатная страна, у нас в значительной степени пока преобладает этот тип отношений.

В связи с ограниченным регламентом выступления Валентина Григорьвена остановилась на ограниченном круге вопросов.

Первое. Вот, к примеру, семья сегодня на таком разломе, о котором все говорили сегодня? Читая различных авторов, в том числе, присутствующих здесь Ирину Петровну Каткову, и Анатолия Ивановича Антонова, и Людмилу Сергеевну, и других хочется отметить, что, на самом деле, у нас есть консенсус в том, в чём заключается сегодня вызов для семьи – в том, что сегодня в семью пришла огромная масса работы, которую раньше семья не выполняла. При этом, в первую очередь, эта работа ложится на плечи женщины/ Что само по себе и есть вызов. И это порождает массу других негативных вещей.

Вообще-то для гендерного экономического анализа важно следующее. Кто в контексте гендерного аспекта приносит экономический ресурс, в каком соотношении, мужчина или женщина, и как распределяются обязанности супругов по выполнению, так называемого, производственного труда.

При этом мы часто говорим, что мы «гендерно стереотипные»? В значительной степени, 40% опрошенных респондентов считают, что мужчина зарабатывает больше. Это значит, что он приносит дохода больше. И, особенно, это падает на семьи, у которых рождается первый ребёнок. И Россия это страна, у которой, по большей части, первый ребёнок в семьях, всё-таки, есть. В этом случае женщина попадает в некоторую экономическую зависимость. При этом у 35% опрошенных женщин-респонденток, имеющих первого ребёнка, в соответствии с их ответами возраста экономическая зависимость от мужа. И это также некий вызов, на который мы, возможно, получим позитивный ответ в связи с внедрением в жизнь инициатив президента, когда будет выплачиваться пособие на первого ребёнка. В этом есть некий положительный люфт, но он не решает всех проблем.

Как показано на картинке, что проблема, которую положительно решили в средние века, что «женщина – тоже человек!», она, на самом деле, постоянно крутится в общественном сознании. В этом смысле наблюдается такой позитивный факт, что семьи, в которых есть или были девочки-подростки, родители, в основном, считают, что дочь должна, всё-таки, в первую очередь, связывать своё будущее с работой. И лишь в 23% случаев родители считают, что девочка должна, в первую очередь, заниматься семьёй.

И, вот эта современная установка «поколения Z» о том, что девочка должна реализоваться как личность, все больше и больше развивается.

Сейчас, на самом деле происходит перелом в массовом сознании. Что такое «норма в семье»? Или что такое «семья, как норма»? И здесь, на самом деле, есть два вызова и два выхода. С одной стороны, исследования показывают, что, возможно, в ближайшей и среднесрочной исторической перспективе возможен сдвиг семейных отношениях в сторону патриархатных отношений. в том случае, если не будет оказываться целенаправленная поддержка развитию женского потенциала. Но, с другой стороны, то поколение, которое малочисленно, на которое сегодня возлагаются наши надежды в связи с их репродуктивным потенциалом, как раз то самое «поколение Z» при опросах в глубинных интервью, молодые люди (юноши) высказываются «я хочу, чтобы моя будущая жена работала», а девочки (девушки) отвечают: «А если я не буду работать, то мой ребёнок будет хуже развиваться». И это позволяет сделать вывод об интересе общества. На самом деле, при малочисленных женских когортах женщин фертильного возраста, всё-таки ответ общества заключается в том, насколько общество сможет наращивать активный человеческий потенциал, как мужчин, как и женщин. И это очень сильный вызов, потому что в ближайшие 5-7 лет, в связи с развитием робототехники, у нас резко сократится потребность в специалистах среднего уровня, а их ог ромное количество, в том числе, и в нашей стране. Что нужно делать в ответ на этот вызов? – Ответом может стать только развитие высококачественного человеческого потенциала.

Сегодня перед Россией стоят 2 вызова.

Первый: сможет ли Россия остаться в числе лидеров технологической гонки? По технологическим рейтингам оценивается 130 стран, и по их данным с 2013 года Россия более-менее шла вперёд, а в 2017 году мы снизили свои показатели. А, с другой стороны, мы вступили в новый демографический виток – во второй виток депопуляции. В связи с чем Валентина Григорьевна обратила внимание на выступления двух праедыдущих коллег, которые говорили о том, что, на самом деле, это не только вопрос о том, сколько мы будем рожать, а это вопрос о том, как долго и здорово мы будем жить. То есть, это вопрос сохранения уже существующих рождённых поколений всех возрастов. И это также гигантский вызов для стареющего бщества – насколько наши мужчины и женщины после достижения ими возраста 45-и, 55-и и т.д. лет , могут вносить вклад в развитие своей семьи, в развитие общества и в своё личное развитие. А это не может существовать без развития серьёзной геронтологической службы, которой у нас реально просто нет, и это также есть вызов.

Поскольку в нашей стране больше женщин, и, особенно, их больше именно в пожилых возрастах, поэтому очень важно понимать, каким образом в реальную нашу политику, в том числе, в демографическую, в том числе, в целом в социальную, в том числе, в семейную политику будут внесены решения по 5-й цели (цели устойчивого развития до 2030 года), а это, в конечном итоге, цель обеспечения гендерного равенства всех женщин и девочек, но и мужчин тоже, особенно в части семейной, поскольку вопрос отцовства есть гигантский вопрос, где может быть задействован гигантский потенциал наших мужчин в большей степени, что даст нам возможность развиваться как в демографическом плане, так и в плане социальном.

 

«Образ семьи в средствах массовой информации»

Рубцова Ольга Владимировна, к.п.н., ректор АНО ДПО «Академия инновационного образования и развития», руководитель Всероссийского экспертного совета «Безопасная информационная среда», председатель экспертного сообщества Общероссийской общественной организации «Национальная родительская ассоциация»

 

Сегодня много говорили о современных тенденциях в нашем обществе. И, практически в каждом выступлении, коллеги говорили, что наше сознание сегодня меняется. Оно меняется бытом, меняется образом жизни, меняется они СМИ и всем тем, что нас в этой жизни окружает. Вам предлагается взглянуть на то, что и как окружает всех нас и наших детей в этом меняющемся современном мире.

В наше время образ семьи не часто появляется и рекламируется на экранах и прочих СМИ, а, вот раньше, в советское государство чётко понимало, что образ семьи должен быть в общественном сознании и старалось постоянно его демонстрировать массовой аудитории.

Но, вот, посмотрите на дореволюционные фотографии и советские плакаты и вы можете заметить, что даже на советских плакатах уже стало нарушаться одно из важных правил формирования образа семьи – на них уже стал в преобладающем числе случаев отсутствовать отец в качестве главы семьи, который в этом качестве на всех дореволюционных снимках располагался справа, поскольку согласно нашему менталитету, поскольку мы пишем слева направо, всё, что на изображении расположено правее, наше сознание воспринимает как главное, как ответственное.

Почему сегодня молодёжь не хочет иметь много детей, боится этого? В том числе, это потому, что в наших мальчиках, юношах и мужчинах не воспитана родительская потребность и родительская ответственность. Конечно, здесь играет роль и воспитание в семье, но то, что окружает наших детей в СМИ.

И в том, как представлена современная семья в разного рода рекламных материалах, на постерах, уличных плакатах, вывесках встречаются не просто разного рода курьёзы, недочёты или ошибки. Часто это намеренная шоковая или парадоксальная реклама, которая, встречаясь на и нашим детям, обыденно изо дня в день, когда мы воспринимаем все, что в ней изображено или написано, как должное или вполне приемлемые для современной морали и нравственности шутки или намёки, всё, это постоянно и в непрерывном режиме буквально записывается на подкорку головного мозга наших детей, не встречая соответствующей критической оценки со стороны окружающих их взрослых. В это приводит к смещению акцентов восприятия не только самих рекламных материалов, но и самой реальной жизни вокруг нас, а, в конечном итоге, меняет мораль, нравственность, ценностные установки и даже психику наших детей, а с течением времени и сменой поколений – и к коренным изменениям в обществе в целом.

И не только «не всегда», но и даже «по большей части», подобные изменения ведут далеко не к лучшему результату.

В этой связи стоит внимательно относиться к тому, что окружает нас и наших детей в нашей повседневной жизни, на улицах наших городов и сёл, проникает через СМИ и интернет в наши дом, персональные компьютеры и тому подобные различные электронные гаджеты, вроде планшетов и смартфонов. А то, что, всё-таки, проникает в наш ментальный информационный круг, и, особенно, в информационный круг наших детей, стоит оценивать самым критическим образом, и знакомить с этой оценкой наших детей, поскольку наши дети формируют своё поведение и отношение к явлениям окружающего мира, прежде всего, копируя всё с родителей и ближайших родственников, а оставленное без внимания и должной критической оценки взрослых воспринимают буквально «как норму жизни».

 

 

«Имущественный ценз на социальную помощь семьям с детьми, нужен иной подход к нуждаемости»

Ржаницына Людмила Сергеевна, проф., гл.н.с. Института дкономики РАН

 

К огромному сожалению, с точки зрения того, что у нас происходит в вопросах экономики и финансирования тех или иных программ, у нас «кошелёк командует головой, а не голова командует кошельком» - у нас Министерство финансов определяет и контролирует всё, что происходит в плане распределительных отношений. И здесь у нас даже есть свои, так сказать «агенты влияния» - Высшая школа экономики и Российская академия государственной службы (сейчас она называется АНХ РАГС), которые с большим удовольствием дают заключения и ответы на разного рода запросы Минфина, которое у нас сейчас, фактически, и управляет всем.

Людмила Сергеевна выразила свое несогласие с позицией А.И. Антонова по отказу от социальных выплат и пособий семьям, поскольку они на данный момент, хоть как-то, позволяют выровнять ситуацию с материальным и социальным неравенством, когда, к примеру, в одной и той же школе, даже вешалка в школьном гардеробе существует только для детей обеспеченных родителей, которые способны заплатить 150 рублей гардеробщице (тогда она дтим детям вешает одежду, а у тех, кто не заплатил – бросает. Когда в школьной столовой дети сидят за разными столами, и один стол кормят по-одному, а другой по-другому.

Нужно, чтобы дети не чувствовали этой разницы. А в современной России, по мнению Людмилы Сергеевны, самой главной проблемой является социальное неравенство. В свое время член-корр. РАН, основатель и директор ИСЭПН РАН Наталья Михайловна Римашевская прямо сказала: «У нас сейчас две России», – имея в виду глубокое социальное неравенство по признаку богатства и бедности.

При этом все те проблемы, которые мы обсуждаем, как шапкой накрыты проблемой жуткой социальной пропасти и жутких социальных различий.

В связи с этой глубочайшей социальной пропастью у нас даже возникло противоречие и стали различаться понятия «бедности» (которая сейчас называется малообеспеченностью) и «нуждаемости». Вот как далеко продвинулась наука, когда два этих понятия стали противоречить друг другу! И они, действительно, стали различаться, и на этом основании был сделан большой вклад в науку и практику. Теперь у нас есть закон о предоставлении социальной помощи только нуждающимся.

Что такое сегодня нуждающиеся – это вовсе не люди, имеющие низкий доход, а люди, не имеющие имущества. Поэтому этот имущественный ценз, который ввели, он особенно «разгулялся» не в регионах России, в Москве с её богатым разнообразием пособий, льгот и выплат. Людмила Сергеевна о братила внимание собравшихся и, особенно, представителей родительской общественности, о том, что данным вопросом нужно заняться более плотно. Уже есть данные, что по регионам России, если у граждан есть та или большая жилищная обеспеченность, или участок земли., или, не дай Бог, автомобильчик, то им отказывается в помощи на этом основании. Причём, этот отказ носит, так сказать, лавинообразный, комплексный характер: если ты не получил соответствующего пособия, дальше уже начинается поражение в правах – и кружок для детей будет платный, и детский лагерь будет платный, и всё остальное будет платным – вот, что страшно – подобный «сквозной характер» поражения в правах очень настораживает.

При внимательном изучении соответствующего постановления московского правительства видно, что в нём уже введено понятие дохода от имущества граждан, который от этого имущества и считается. Так Министерство труда и считает, хотя оно настолько запугано региональным самостоятельным мышлением, что оно на своем сайте оно повесило приказ, в соответствии с которым считается доход от имущества, но не утвердило до сих пор. Поэтому Москва, как всякий богатый регион, в котором обращаются очень большие деньги и, якобы, не жалеют выделять их на детей, пошла своим путём, и ввела совершенно жуткие ограничения не по доходу от имущества, а по самому факту наличия физического имущества.

Вот как раз коллега Людмилы Сергеевны, москвич, родил третьего ребёнка, и она решила поздравить его словами: «Ну, теперь ты будешь получать 30 000 руб. ежемесячного пособия!» А, как раз, недавно в Москве были значительно увеличены размер минимальной пенсии и размер пособий, а Людмила Сергеевна, как эксперт Московской городской думы, как говорится, достаточно сильно «приложила к этому руку», выступая с обоснованиями, заключениями и сообщениями по поводу необходимости данного шага. В результате чего, минимальную пенсию увеличили в Москве с 14 500 руб. до 17 500 руб., что оказалось очень обидным для людей, которые имеют трудовой стаж, поскольку подобные пенсии стали получать люди, не имеющие трудового стажа вовсе.

Но, одновременно, правительство Москвы выпустило Постановление от 28 декабря 2016 года №954-ПП «О введении уровня имущественной обеспеченности в качестве критерия нуждаемости (малообеспеченности) семьи и порядке оценки уровня имущественной обеспеченности для предоставления мер социальной поддержки малообеспеченным семьям», которое ввело ограничения по предоставлению указанных мер поддержки, в зависимости от имеющегося имущества, в том числе, в зависимости от факта обеспеченности жилой площадью в размере более 18 кв.м. на человека, причём , без учёта состава семьи, и что противоречит действующей редакции Закона города Москвы от 14 июня 2006 года №29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» в части норм предоставления жилых помещений, а также норм площади жилого помещения, установленных для предоставления субсидии на приобретение жилых помещений гражданами, признанными нуждающимися в улучшении жилищных условий. Единственное исключение в Постановлении от 28 декабря 2016 года №954-ПП сделано для отдельного изолированного жилого помещения, занимаемого больным членом семьи, страдающим тяжелой формой хронического заболевания, при котором совместное проживание с ним в соответствии с законодательством невозможно.

Также Людмила Сергеевна предложила внедрить в практику оказания социальной помощи понятие «первично необходимого имущества» уже введённое, на самом деле, но, как ни странно, другим ведомством – оно введено Администрацией Президента РФ в переписке с МЧС в отношении установления размеров выплаты компенсаций гражданам, пострадавшим от стихийных бедствий. В контексте оказания социальной помощи Людмила Сергеевна предлагает разработать нормативы расчёта стоимости первично необходимого или минимально необходимого имущества с учётом состава семьи. Причём, это необходимо для того, чтобы при обращении за бесплатной социальной помощью разного рода (как государственной, так и муниципальной), граждане могли предъявить органам соцзащиты или иным, предоставляющим те или иные виды социальной помощи, оценку имеющегося у них имущества для того, чтобы объективно показать и доказать уровень свей нуждаемости или малообеспеченности. Причём в данные нормативы нужно также включить стоимость недвижимости и земельных в зависимости от их кадастровой стоимости.

 

«Повышение адресности социальной поддержки и экономической устойчивости семей с детьми»

Бобков В.Н., д.э.н., профессор Генеральный директор, ОАО «Всероссийский центр уровня жизни», гл. н. ст., РЭУ им. Г.В. Плеханова

Одинцова Елена Валерьевна, ст.н.с. ИСЭПН РАН, к.э.н.

 

Докладчик, Одинцова Елена Валерьевна, акцентировала внимание на проблеме низкой материальной обеспеченности семей с детьми и возможных направлениях развития их социальной поддержки на примере проекта, реализуемого в Вологодской области, партнёрами по осуществлению которого являются департамент социальной защиты населения Вологодской области, ИСЭПН РАН и территориальный центр социальной помощи семье и детях, при поддержке Фонда президентских грантов, полученной в рамах второго проводившегося конкурса.

Говоря об оценке материальной обеспеченности семей с детьми в рамках проекта используется критериальные стандарты душевых денежных доходов. Соотнесение фактических душевых доходов в домохозяйствах с данными стандартами позволяет выявлять группы населения с разным уровнем и качеством жизни – от наиболее нуждающихся, в которых доходы менее прожиточного минимума, до высокообеспеченных, в которых доходы превышают границу, к примеру, на уровне в 11 прожиточных минимумов.

Применение указанных стандартов с привлечением наиболее актуальных данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения позволяет определить, что среди семей с детьми к наиболее нуждающимся относятся порядка 30% семей – это, как раз, семьи, в которых душевые доходы не достигают уровня прожиточного минимума. Ещё порядка 65% семей являются низко обеспеченными, в которых доходы варьируют от 1 до 3 прожиточных минимумов, т.е. находятся на низком уровне. А семьи с детьми, которые не входят в эти 2 группы, в которых доходы являются низкими и наиболее низкими – всего около 6%. Таковы результаты объективного нормативного оценивания на основе критериальных стандартов.

Результаты субъективного измерения на основе оценивания самими семьями своего положения показывают, что только порядка 20% домохозяйств характеризуются признаками бедности. В этих семьях доходов не хватает даже на еду, либо им затруднительно приобретать одежду и оплачивать жилищно-коммунальные услуги.

Это данные в среднем по семьям с детьми. А при дифференцированном рассмотрении с учётом числа детей в семьях доля данных домохозяйств варьирует от 18 до 30% и преобладающая её доля характерна для многодетных семей, это более 30 процентов, что выше, чем в среднем по семьям с детьми.

Семьи с детьми составляют наиболее массовую группу малоимущих домохозяйств, это наиболее уязвимая категория по уровню материальной обеспеченности. Для данных семей существуют различные меры социальной поддержки. На основе данных Росстата можно оценить их уровень. В таблицах представлены данные по отдельным федеральным пособиям на детей по 2016 году. В регионах выплаты для отдельных категорий варьирует от уровня меньше прожиточного уровня до уровня чуть больше прожиточного минимума и в среднем не достигают прожиточного минимума. А с 2018 года вводятся меры поддержки для семей с детьми. В частности, выплаты в связи с рождением первого, второго ребёнка. Но, несмотря на это, необходимо дальнейшее развитие системы поддержки в отношении семей с детьми.

Немного подробнее о проекте, в рамках которого были проведены исследования. Руководитель проекта профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова , директор «Всероссийского центра уровня жизни» Бобков Вячеслав Николаевич. Целевая группа проекта – малоимущие семьи с детьми. Основная идея проекта – разработка и реализация в регионе в пилотном режиме для конкретной целевой группы принципы новой организации социальной поддержки семей с детьми. В частности, будут разрабатываться дифференцированные прожиточные минимумы для семей с детьми, учётом экономического статуса разных типов семей будут прорабатываться, так называемый, гарантированный минимальный доход, который за счёт мер поддержки будет обеспечиваться в семьях целевой группы, что, как считают авторы проекта, позволит повысить экономическую устойчивость семей с детьми. Проект завершается в ноябре 2018 года, после чего разработчики надеются представить и спрогнозировать на будущее его результаты.

 

«Мы должны сами строить нашу семью и наше государство!»

Горбенко Дмитрий Тарасович, эксперт Фонда социального развития, снс .

 

В свое время, мы в фонде также занимались теоретическими изысканиями, изучая опыт зарубежных государств, таких, как Франция, Австралия и др. по социальной поддержке семей с детьми, как у них там осуществляются выплаты на детей и т.п. На самом деле, уровень поддержки там довольно высокий и системный.

Так, к примеру, ещё в 2011 году во Франции женщина, уже не дожидаясь рождения второго или третьего ребёнка, уже на седьмом месяце первой беременности начинала получать ежемесячно 841 евро, и это пособие существенно увеличивается (на 168 евро в месяц) после рождения и продолжал регулярно поступать до достижения ребёнком 3-летнего возраста. Если мать бросает работу за месяц до родов или в течение месяца после, то ей полагается компенсация в 1294 евро. При этом, если у женщины двое и более детей младше 20 лет, она имеет право на пособие. Размер этих пособий также достаточно ощутим: около 117,14 евро в месяц при наличии двоих детей, 267,21 евро - если детей трое и 150,08 - на каждого следующего ребенка. Кроме того, на детей в возрасте от 11 до 16 лет полагаются дополнительные пособия в размере 32,95 евро на ребенка от 11 до 16 лет и 58,57 евро - на ребенка от 16 лет.

Вполне сопоставимы с указанным выше и размеры пособий на ребёнка в Австралии. Так, текущий базовый утверждённый уровень пособия на 2017-2018гг. для, детей не посещающих школу, составляет 215 австрал.долл. на каждого ребенка в неделю (или около 970 австрал.долл. в месяц). В последующем, для детей школьного возраста ставки оплаты незначительно (на 15%) понижаются, составляя 85% от пособия для детей дошкольного возраста.

При этом размер пособия может меняться в зависимости от таких параметров, как доход семьи, количество детей получающих пособие, тип получаемой социальной помощи в виде профессионального ухода за ребёнком соцработником и количество часов такой помощи.

Родители могут получать до 24 часов ухода за ребенком в неделю, не участвуя в каких-либо мероприятиях, связанных с работой, профессиональным обучением или учёбой. Если семья попадёт в тяжёлые жизненные обстоятельства и тому подобные исключения, ребёнок может получать до 50 часов ухода в неделю.

А также более высокий уровень пособия может устанавливаться, если ребёнка воспитывают дедушка и бабушка или в случае каких-либо особых обстоятельств в семье.

Помимо этого, в случае подтверждения фактических расходов по уходу за детьми может выплачиваться дополнительное пособие, текущий размер которого составляет 35,95 австрал.долл. в неделю (или ещё около 160 австрал.долл. в месяц) на ребёнка дошкольного возраста (и на 15% ниже – на школьника).

Причем, указанные выше пособия выплачиваются до достижения ребёнком совершеннолетия, которое наступает там в возрасте 21 год. При этом также могут оплачиваться услуги няни или иного профессионального ухода. То есть, ребёнок может даже не посещать садик или ясли.

О чём это свидетельствует? Многие говорят о депопуляции в Европе и других развитых странах, но, если бы только что описанных (и прочих) мер социальной поддержки не было, то неизвестно ещё, что с этими странами было бы вообще. Поэтому сегодня и возникла дискуссия, которую поднял А.И.Антонов, по вопросу о пособиях, социальном иждивенчестве и желанию иметь детей.

Но на практике встречаются самые разные случаи. Где-то молодым помогают бабушки, а где-то бабушек в семье попросту нет, и родителям просто некуда деваться, им банально не на кого оставить ребёнка, а нет ни яслей, ни чего-то другого – вот, как хочешь, так и выкручивайся. Поэтому, как говорится, «пусть расцветают все цветы» - должны быть меры поддержки молодых семей, которые хотят и имеют возможность отдать детей в садик или ясли, а где-то бабушки и дедушки могут заниматься внуками – пожалуйста, а где-то старики хотят заниматься социальными проектами (водить волонтёрские экскурсии) – пусть занимаются, пусть самореализовываются в этой сфере. Нужно просто более детально прорабатывать все возможные случаи и соответствующие меры социальной поддержки, которые смогут помочь в каждом конкретном случае.

А, возвращаясь к Европе и другим развитым странам – вот они, как раз показывают нам путь, каким нам не нужно идти. Мы уже видим со стороны, что они идут «не в ту сторону». Особенно показательны в этом смысле скандинавские страны с их совершенно невероятной ювенальной политикой по отобранию детей у родителей. У них там, фактически коммунизм, причём, коммунизм в наиболее худшем виде, когда в полном соответствии с тезисами основоположника и изобретателя идеи коммунизма Томмазо Кампанеллы, детей отбирают у родителей, семья, фактически, ликвидирована, в итоге функции воспитания потомства переходят в руки государства, которое воспитывает их так, как оно хочет, полностью отрицая не только права и функции семьи, но и гендерные роли мужчины и женщины, как таковые. Теперь нормой жизни там являются трансгендеры, трансвеститы и, вообще, непонятно, кто. Осталась ещё не отчужденной государством лишь функция воспроизводства, но и до этого уже не так далеко.

Поэтому основная проблема там заключается в том, что, как тоже уже говорилось сегодня, государство навязывает свою волю всем прочим общественным институтам. При этом государство выполняет роль доминирующего субъекта, не связанного никакими моральными, этическими, религиозными и какими угодно человеческими нормами, навязывающего всем и каждому свою аморальную волю. Но это – там , у них. А, вот у нас так быть не должно.

Кстати, взглянем внимательнее на наши регионы. Где у нас рождаемость больше всего? – Кавказ, Татарстан и т.п. – Где сильны какие ценности? – Традиционные, религиозные – как угодно их назовите – но там всегда семья во главе угла, где всегда не пьедестале старшее поколение, а это, между прочим, взаимосвязанные вещи. Где больше всего долгожителей? – На Кавказе. Посему? – Потому что они там живут в семье, а не в доме престарелых, семья за ними ухаживает, старики непосредственно чувствуют там свою нужность и востребованы на деле, оказывая повседневную помощь, ухаживая за внуками и правнуками. Ведь наличие старика в семье – это дети под присмотром, это, как минимум, накормленные дети, это частично разгруженные по хозяйству и по времени родители и т.д.

Резюмируя сегодняшнюю дискуссию и высказанные в её ходе предложения нужно, что следует признать правосубъектность семьи, как юридического субъекта, как экономического субъекта, как полноправной ячейки нашего общества.

Ведь, говоря об экономической правосубъектности – где может быть много детей? – Там, где семья экономически способна банально их прокормить. А для этого необходимо проработать все соответствующие нормы – юридические, экономические и т.п., чтобы у семьи появился свой собственный независимый экономический источник Потому что население было в подавляющем большинстве сельским. Где жили семья по 14-17 детей? – В селе. А где было мало детей? – В урбанистическом обществе. Почему так? – В урбанистическом обществе нужно работать на фабрике или заводе, а детей при этом куда девать? В однокомнатной квартире вы при всём желании 14 детей физически не поместите. А, вот, в собственном доме в селе – пожалуйста! Помимо этого, ведя сельскохозяйственный образ жизни, семья трудилась, создавая экономический базис, источник своей независимости, своего существования. Кроме того, этот сельскохозяйственный труд был в полном смысле семейным, когда практически рука об руку трудились буквально все члены семьи, даже дети, начиная с 4-5 лет, и одновременно видели, как трудятся их родители. Когда отец косил, то все остальные тоже участвовали в этом процессе – кто-то косил рядом, кто-то убирал сено, кто-то стоговал, кто-то возил на телеге. То есть, как мы видим, семья на селе, сама себя кормила, ей было где жить, благодаря совместному труду шло профессиональное и нравственное воспитание, а также, дети видели, что 14 детей в семье – ничего страшного, мы выросли, и наши дети вырастут, нас в семье было 14, и у нас столько же детей будет. И нет здесь ничего не подъёмного и сверхтяжёлого. Наоборот, чем больше семья, тем легче вместе трудиться и выживать.

Нужно воссоздать на новом уровне эту экономически полноценную, самообеспечиваемую модель семьи. И при этом всячески нормативно проработать возможные проблемы, защиту социальных, экономических, юридических прав и прочих самые разные аспектов, чтобы государство при этом не отрицало, как на Западе, семейные ценности, не уничтожало их, а, напротив, защищало их, выступало бы их гарантом, определило их юридически, выстроило экономические механизмы существования самообеспечения семьи. А граждане должны иметь возможность строить себя и свои семьи сами. При этом, не государство должно, непонятно из каких соображений, регулировать семью, а наоборот, это мы, на основе наших традиционных ценностей, должны регулировать наше государство так, чтобы нам было удобно в нём жить, чтобы государство защищало эти наши ценности – традиционные, семейные.

Это все мы должны сами строить наше государство!

 

 
Joomla SEO powered by JoomSEF